РУСЬское артельное государство (igor_mikhaylin) wrote,
РУСЬское артельное государство
igor_mikhaylin

Уроки истории

Оригинал взят у rinatzakirov в Уроки истории
Все наверное слышали набившее оскомину утверждение о том, что проклятый советский режим, расширительно трактуя собственный уголовный кодекс, зачастую сажал своих граждан за невысказанные мысли и трактовал намерение как подготовку?
Примеров подобных мыслепреступлений и прочей оруэлловщины полно и у Солженицына, и у Шаламова, и бытует мнение, что это юридическое извращение, изобретенное советскими юристами. Не ставя под сомнение наличие этих перегибов и их недопустимость, давайте все-таки посмотрим, откуда здесь растут ноги.
Отправимся в ГАРФ и возьмем следующее дело: фонд 102 (Департамент полиции), ДП 7, оп.199. 1902 г. д.1129
Называется оно так:



«По обвинению мещанина Ивана Каляева в намерении водворить революционные издания».
Это не 1937 год, никакой ошибки.
Это уже в 1902 году людей уже судят за намерения, еще задолго даже всплеска революционного движения в 1905 году и столыпинской скорострельной юстиции.
Всякие Вышинские при Сталине по крайней мере трактовали намерение как подготовку, а подготовку как соучастие, и за это и судили. А тут открыто судят за намерение, и ничего, даже на обложке дела пишут такой заголовок.

А дело было так: студент Львовского университета И.П. Каляев 9 июня 1902 года во время переезда из Австрии в Германию (то есть за границей) был задержан на пограничной ст. Масловицы в Силезии с нелегальной литературой.
Какое дело немецкой полиции до русской нелегальщины? А никакого: просто на немецкой пограничной станции вместе с немецкими таможенниками дежурил русский жандарм, который и арестовал И.П. Каляева. (Кто там говорил, что иностранная полиция покрывала русских революционеров?)
Вот представьте: поехали вы куда нибудь в Нидерланды легально курнуть марихуаны, и тут в амстердамскую кафешку вламываются русские пэпээсники, хватают вас с косяком в руках и тащат в русскую тюрьму.
До октября 1905 года И.П.Каляев пробыл в варшавской тюрьме, откуда был в ожидании решения по своему делу был освобожден под гласный надзор полиции в Варшаве.
Отметим, что законных причин для задержания не было никаких: найденные у него издания не являлись запрещенными ни в Германии, ни в Австро — Венгрии. Они были запрещены в Российской империи, но на австрийско - германской границе Каляев находился вне юрисдикции российских законов.
27 сентября 1902 года начальник Варшавского губернского жандармского управления сообщал в Департамент полиции, что «не представилось возможности установить факт участия его [Каляева] в каком либо тайном революционном сообществе, а также желание водворить и распространить найденные при нем брошюры в пределы Российской империи, тем более что все они были по одному экземпляру различных названий и предназначались, как он показал, для прочтения в Берлине на досуге», а изъятые при нем рукописные революционные стихи оказались его собственного авторства и тоже были по одному экземпляру.
В другом деле Каляева имеется отношение министерства юстиции Российской империи по этому вопросу от 28 декабря 1902 года, подписанное министром юстиции Н.В. Муравьевым. Смысл его сводится к тому, что с юридической точки зрения, факт хранения и перевозки российским подданным на территории другого государства запрещенной в Российской империи литературы, не может служить основанием для привлечения его к ответственности по российским законам, так как совершенно неочевидно, что задержанный имел намерение ввезти запрещенные издания в Россию и распространять их там. Поэтому предлагалось уголовное преследование И.П. Каляева по этому делу прекратить. То есть министерство юстиции встало на сторону Каляева, указав, что российских законов он не нарушал и соответственно привлекать к ответственности его не за что.
26 февраля 1903 года датирован черновик письма из Департамента полиции в адрес министерства юстиции. В письме указывалось, что доказательств преступной деятельности И.П. Каляева не найдено, но все таки предлагалось подвергнуть Каляева гласному надзору полиции на два года в избранном им месте жительства, кроме столиц и ряда губерний.
В данном черновике сделана правка рукой министра внутренних дел В.К. Плеве: «подвергнуть тюремному заключению сроком на один месяц», которое он по высочайшему повелению императора и отбыл в ярославской тюрьме.
А в довесок по решению Особого Совещания - запрещение проживать в столичных городах и губерниях сроком на пять лет. Это означало, что дорога в университет была окончательно закрыта.

Так что весь этот произвол и перегибы изобрели не большевики: они закономерно выросли из порядков, существовавших при благословенном царском режиме.
И целесообразность выше закона, и внесудебные приговоры, и подсадная публика в залах суда, и объявление суда закрытым или открытым по прихоти председателя, и много чего еще - все это было изобретено и широко применялось задолго до революции.
А после революции эта линия была просто логически развита и продолжена, не более того. К слову, она продолжается и до сих пор.


Другие посты по теме см. здесь.

Tags: Россия, СССР, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments