РУСЬское артельное государство (igor_mikhaylin) wrote,
РУСЬское артельное государство
igor_mikhaylin

Category:

Царь Федор Алексеевич реформировал Россию раньше Петра I. И без крови

http://www.aif.ru/society/article/51768 Царь Федор Алексеевич реформировал Россию раньше Петра I. И без крови
Он создал линейные ноты и военные округа, которыми пользуются до сих пор.
330 лет назад, 7 мая 1682 г., между 12 и 13 часами в Кремле поднялись «плач и стенание и рыдание великое, поелику закатилось солнце земли русской». Так современники провожали в последний путь царя Фёдора Алексеевича, которому в нынешних учебниках не положено ни странички. В лучшем случае - пара строк.

Впрочем, литература времён прошедших, хотя бы и дорево­люционная, специально нацеленная на прославление династии, ничуть не лучше, чем современная. Всё та же пара строк, вызывающая острое чувст­во жалости и сострадания к несчастному и неудачливому царю: «Он был умён, добр, благочестив, но хилого телосложения и слабого здоровья, правил лишь номинально, в нём не было ни зрелости, ни обдуманности по отношению к управлению государством». Большего, по мнению составителей юбилейного издания «Трёхсотлетие Дома Романовых: 1613-1913», царь не заслужил.
Автограф царя Федора Фото:ru.wikipedia.org
Царь-композитор

А ведь эти составители могли бы вспомнить хотя бы о том, что Фёдор Алексеевич - один из немногих монархов, оставивших заметный след в русском искусстве. Их всего четверо. Трое - литераторы. Владимир Мономах с его «Поучением», Иван Грозный с публицистикой и Екатерина Великая с пьесами. Фёдор же, хотя «весьма великое искусство в поэзии имел и преизрядные вирши слагал по-русски и по-латыни», больше известен как незаурядный композитор. Во всяком случае, его богородичное песнопение «Достойно есть» исполняют до сих пор, причём с успехом. А поскольку Его величество «шёл к музыке от поэзии», то статус первого русского профессионального поэта-песенника им вполне заслужен. И уж точно все без исключения нынешние отечественные музыканты обязаны Фёдору тем, что он круто реформировал «мусикийское художество», официально назвав его «второй философией и грамматикой» и перейдя от старинных крюковых к нормальным европейским линейным нотам…

Стоп. Какие ещё реформы на Руси до Петра? Какой ещё царь-композитор? Нам вынь да подай царя-плотника. Чтоб пьян и горласт. Чтоб скор на расправу. Чтоб своим плотницким топором не только строил корабли и рубил пресловутое окно в Европу, но и отчекрыживал длинные нелепые бороды толстым придурковатым боярам. Вот у такого царя реформы настоящие. И новая армия, и победоносные войны, и новая столица. А что у того, болезного да хилого? Музыка и реформа в нотах? Да полноте, несерьёзно всё это…

Может, и несерьёзно. На первый взгляд Фёдор в отличие от своего младшего брата, прозванного «Великим» и «Отцом отечества», выглядит гораздо скромнее. Далеко ему до Петра - тот действовал масштабнее. Население собственной страны сократил на четверть, затеял три войны (правда, две из них позорно продул) - это, без сомнения, куда серьёзнее. Можно, конечно, подобрать целую серию «зато». Например: «Зато Пётр отменил старую и нелепую русскую одежду и ввёл вместо неё практичную европейскую, а заодно познакомил сиволапую Русь с понятием моды».

Но вот подмётное письмо, полученное Петром аж в 1708 г., примерно через десять лет после его «одёжной» реформы: «А бояре твоему указу не послушны. Как ты приедешь к Москве, при тебе ходят в немецком платье, а без тебя - в русском. А как брат твой Фёдор Алексеевич приказал платье переменить, и в один месяц переменили и указу его не ругали. А твоего указу ни во что не ставят!»

Первее Петра

Автор этого документа абсолютно прав - Фёдору за месяц удалось то, чего Пётр добивался десятилетиями.

«Непогожие, долгополые и многоубыточные старобытные городовые одежды» он легко и просто заменил на вполне европейский, но при этом и вполне русский наряд. Между прочим, весьма элегантный: «Парни ходят в коротких куртках пепельного цвета, не достигающих колена. Чтобы быть тонкими и проворными, они крепко подпоясываются» - такими увидел посол Таннер молодых русских в 1678 г.

То же самое можно сказать практически о любой петровской реформе. Куда ни ткни, обнаружишь, что всё уже было сделано его старшим братом, причём сделано не в пример лучше. Это касается даже армии и войны. Именно Фёдор ввёл новую единую систему армей­ских чинов - при нём появились поручики, ротмистры, капитаны и полковники.

Именно он завёл систему военных округов - ею пользуются и по сей день. Именно при нём армия стала по-настоящему регулярной и оснащённой по последнему слову техники, в чём-то даже опережающей современную европейскую военную мысль. Так, во время первой Русско-турецкой войны, которую вёл Фёдор, была проведена унификация полевой артиллерии, а элитные части получили первые в Европе ручные гранаты и «пищали винтованные», которые тогда же запросто окрестили винтовками. Сама же война закончилась вполне почётным миром: Фёдор отодвинул границу на 200 км к югу и получил около 50 тыс. км^(2) чернозёмных пахотных земель - это чуть больше современной Эстонии. А турки твёрдо усвоили, что с новой русской армией «Фёдорова образца» лучше не связываться - европейцев бить куда веселее и безопаснее. И отправились осаждать Вену, поставив Европу на грань гибели и хаоса. Когда же спустя несколько лет в Стамбуле пошли слухи о том, что «лапотная Московия» вновь заинтересовалась Чёрным морем, янычары подняли восстание и бросались со стен с заполошным криком: «Русские идут!»

Говорят, что поэт на троне не к добру - всё развалит и прахом пустит. Царь-композитор, по идее, должен быть ещё хуже. Но вот незадача - Фёдору всё удавалось. За своё короткое шестилетнее царствование он трижды (!) снижал налоги и прощал недоимки, однако при этом страна лишь богатела - случай уникальный в мировой практике. Он первым (и, похоже, последним) из наших правителей предоставил москвичам беспроцентные кредиты на строительство жилья.

Вопреки ожиданиям никто не проворовался, и в Москве появилось 10 тысяч (!) каменных зданий. На свои личные сред­ства он построил первые в России дома призрения для ветеранов, инвалидов и больных. Он завёл первую бесцензурную светскую типографию, напрямую финансировавшуюся из бюджета. Кстати, именно в ней должны были напечатать первый в России курс отечественной истории, что почиталось Фёдором делом едва ли не важнейшим, чем успешная война или доход для казны. Он так и говорил: «Во всех делах, в которых история молчит, великое видится несовершенство».
Tags: Русь, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments