РУСЬское артельное государство (igor_mikhaylin) wrote,
РУСЬское артельное государство
igor_mikhaylin

Беседа московского Петербуржца с петербургским Галичанином

Оригинал взят у y_i_p в Беседа московского Петербуржца с петербургским Галичанином


Беседа московского Петербуржца с петербургским Галичанином


Беседу нашу начнем с твоей родной Галиции. Сегодня Галицию воспринимают как оплот «украинства». Однако всякому, кто хоть немного знаком с ее историей, известно, что это такая же старинная русская земля, как и Владимирская или Суздальская земля. В советские времена все, что касается малороссийской истории, истории юга России, было отдано на откуп украинским» историкам, и мы получили совершенно искаженный взгляд на ту часть русской истории, которая происходила на этих землях. 

— Все это подается однобоко. И одни люди пытаются Галицию связать с Западом, другие пытаются ее как-то сепаратизировать. Но все эти «историки» вдруг забыли, что Галиция — это есть, собственно, русская земля. Если взять области Слободанщины, или Новороссии, или того же Крыма — это все завоевания Российской Империи. А Галицию никто не завоевывал, она всегда была русской землей. Древнерусской землей. 

— Она считала себя русской землей не по факту завоевания ее Россией, а по факту нахождения исконно русской земли под чужой властью она все равно считала себя русской землей. 

— Совершенно верно. 

— То есть безо всякого насилия со стороны России. 

— Галичане, собственно, всегда были русскими людьми. И то, что первый митрополит Московский и всея Руси Петр галичанин (в Галиции он — Петр Ратненский), говорит о чем? Что Господь посылал людей из Галичины в Москву, зная, что будут такие катаклизмы, чтобы никто не мог сказать, что Галиция — это не русская земля. Мы, галичане, имеем Петра Московского, мы имеем выдающегося военачальника Куликовской битвы князя Дмитрия Боброк-Волынского. Мы имеем город Владимир Волынский; если посмотреть на архитектуру соборов, которые сохранились там еще чудом, то мы заметим: это аналоги собора Успенского во Владимире. 

— Кстати, Кучма в своей книге «Украина — не Россия» рассуждал о том, что для Украины свойственны хаты. Вот ты мне как раз рассказывал о том, что у вас архитектура очень похожа на северную и у вас нет никаких хат. 

— Да, конечно, конечно. Вот когда смотришь на нашу карпатскую деревню в частности, вот на Гуцульщине, Северной Буковине, собственно предгорье Карпат, то у нас там чисто вот такие северные русские дома, добротные, с дранкой на крыше, рубленые. Когда я бываю на севере— вологодском севере, в Архангельске, я просто как будто попадаю на Карпаты, то есть настолько все похоже, даже такие детали, как вышивка, вот эта вышивка красно-черная геометрическая… Недавно в Олонце был… 

— Олонец — это где? 

— В Лодейном поле и туда дальше. В краеведческом музее — ну один в один вышивка карпатская. Очень похожи. И языковые формы тоже очень похожи: в говоре вологодского мужика или архангелогородского я слышу какого-нибудь гуцула или бойка, то есть жителя Карпатских гор. У нас много осталось слов церковнославянских, тех слов, которых не осталось ни на восточной Украине, ни на Волыни, ни в Подолии, их нигде не осталось, они остались только у нас. И когда к нам приезжают жители Львова, они говорят: «Так вы же москали! У вас же масса москальских слов. Откуда у вас этот язык? У вас же вроде родные наши слова. Вы же вроде бы украинцы». 

Я люблю историю, вообще это мое хобби. Мой отец любил историю, дед писал историю нашего села, то есть у нас в крови такая тяга к изучению истории своего края. И мне было очень удивительно еще с детства когда я учился, в советской школе, почему у русских история вся по годам расписана, а у украинцев сплошные пробелы. 

Из уроков истории помнится, что с топорами бегали неандертальцы, потом кусочек Киевской Руси показали, потом казацкие войны показали, потом, конечно, «Царская Россия — тюрьма народов», на этом делали особый акцент в советское время; потом — светлое советское настоящее, а еще светлее — советское будущее, — вот это мы изучали постоянно. Помню один случай: мне было тогда лет 12, нас повезли в Черновцы в краеведческий музей. Я смотрю: русские газеты столетней давности — 1850-й год, 1870-й, такие древние газеты — «Русский галичанин» или «Прикарпатская Русь». И ни одной украинской газеты в этом музее не вижу. А почему нет, почему украинских газет нет, если мы— тоже древняя нация, с Киевской Руси идем? 

— Где родные газеты? 

— Где родные газеты?! Но еще один парадокс возник: когда я посмотрел на эти русские «москальские» газеты, а они на нашем диалекте. Ничего себе русские! По-нашему разговаривали. Странно, куда ж они делись, все эти русские, и откуда украинцы взялись? Мне это стало интересно, и я начал у стариков спрашивать, соседей: кем были до того, как пришла к нам советская власть, которую, кстати, у нас выдают за русскую власть сегодня. У кого из соседей-стариков ни спросишь, все говорят: да ну русичи мы были! Тогда ходили в польские школы или там в австрийские школы, польские дети там были, румынские дети и русские, собственно русские, русины, это все воспринималось как Русь, никаких украинцев не было. И становится еще интересней: откуда такая нация взялась, что это такое, откуда эти украинцы? Почему мы вдруг, имея такое великолепное название — «русский» (даже в песне поется: «руса коса до пояса», то есть чистая), какое слово высокое! И вдруг мы почему-то стали какими-то «окраинцами», крайними. Почему мы, живя у себя на малой родине, должны быть крайними, кто же тогда «центральные», где центровые, если все крайние, у окраин стоящие? А кто у центра? Кто рулит всем? Кто всем заправляет? Вот в чем вопрос. 

— И вообще вот удивительно, как Галиция стала восприниматься совсем за короткое время таким оплотом украинским, несмотря на то, что какие-то 50–70 лет назад представить себе это было бы сложно. 

— Я читал у одного из авторов, по-моему… у кого же я читал? Я читал у Наумовича, что просто эта так называемая капиталистическая-социалистическая борьба привела к тому, что воплотились евангельские слова: когда будут приходить и ставить тебе твой крест и хлеб — что выбираешь? К сожалению, как показала история, многие галичане выбрали хлеб, а не крест. То есть наступила новая формация. Пока не спрашивали — хлеб или крест?— все было спокойно, но в 1848 году, после так называемой Великой революции в Австрии, в которой, кстати, только благодаря России и усмирили эту Венгрию,— после этого и началось так называемое заигрывание с русским населением в Галиции. И, конечно, австрийцы поступили очень по-иезуитски, сказали: мы вам должности, ребята, нет проблем, но вы забудьте, что вы русские, одно от вас требуется. А для русского человека, как сказал Достоевский, забыть, что он русский, — это значит — забыть, что он православный. То есть русский без Православия — дерьмо. И у галичан немцы, австрийцы вместе с поляками и другими заинтересованными нацменьшинствами в Галиции просто украли их родное имя, для того чтобы через это имя люди не вернулись к своим православным корням, то есть произошла такая мутация. Заработал принцип «рабочей аристократии», когда лучшим на фабриках платили хорошо, чтобы все было контролируемо. Этот принцип применили ко всему галицкому народу: народ разделили на скотов и на рабов. Рабы имели более привилегированное положение, чем скоты. То есть сказали: хочешь быть нашим рабом — отрекись от всего, мы тебе платим за это, даем тебе на юшку и на петрушку и ты должен только выполнять наши команды, но за это у тебя будет все: и нос в табаке, и вареники на столе. И вот собственно этот момент оказался самым действенным, когда стали выбирать между хлебом и крестом. И потому часть галичан просто отреклась от своих, как говорится, корней, от своего рода, от всего в угоду хлебу. Отрекаясь от своего рода, отрекались, собственно говоря, и от креста. В Галиции произошло такое местное христопродавство, торговля верой. 

— Но это, наверно, все-таки началось несколько раньше, да? Вопрос ухода в Унию — он, наверное, все-таки тоже был вопрос Христа и хлеба, да? 

— Совершенно верно насчет ранее. 

— Унией ведь соблазняли тоже по этому же принципу. 

— Уния при том укладе жизни (а это все-таки был христианский уклад жизни), не могла ничего особо изменить в сознании народа. Мы видим, как Унию приняли в 1596 году: Белоруссия, вся Волынь, вся Киевщина, Полтавщина. То есть вот эти: Волынь, Киевщина и собственно Украина, то есть Чигирин, теперешний Черкассы, — собственно, это и есть Окраина. 

— Польская окраина. 

—Да, это польская окраина, но Волынь никогда не была окраиной Польши, ни Волынь, ни Киевщина окраиной Польши не считались, считалась только вот то, что возле Полтавы, то есть Чигирин, Лубны, вот это, собственно, да и Черкассы — вот это собственно и была Украина, маленькая такая область, которая была спорной территорией между степью и Русью… 

— Крымским ханством? 

— Между ханами, между казаками, между Россией, между Польшей. То есть она была ничейной землей. Но Киев никогда не был ничейной землей и чьей-то окраиной. Он был всегда русским воеводством, четкие были границы. Киевщина, Волынь, Подолье — это русское воеводство. Так вот, с тем укладом христианским, конечно, ничего не могло произойти кардинального. Мы видим: только русские войска пришли уже при Алексее Михайловиче и заняли все эти области — униаты достаточно быстро пропали. Галиция же приняла Унию в 1702 году, гораздо позже, чем вся Волынь, Белоруссия, Киевщина, Подолия и Украина. 

— То есть весь Юго-Запад. 

— На сто лет, и то обманом, потому что люди думали, что они остались все равно православными. Галиция боролась дольше всех, как многим покажется странно это, Галиция приняла Унию в 1702 году, а Манявский православный скит австрийцы закрыли в 1775-м. 

— Это последний православный скит в Галиции. 

— Да, последний православный монастырь, что, собственно, ни в одном регионе не было, галичане без боя не сдавались. 

— Да, то есть по сути дела двести лет шла борьба. 

— Двести лет шла борьба, и когда уже пошло по Марксу: человек должен быть экономически свободен, то есть должен иметь кучу денег, — вот, собственно, тогда галичан и взяли, им предложили деньги. То, что раньше никто не предлагал. А при развитии вот таких товарно-денежных отношений все уже можно было брать. И потому мы видим, что 200 лет сопротивления похоронили очень просто: предложили должности избранным. То, за что боролись и казаки запорожские. 

— Чтобы попасть в реестр польских регулярных казаков. 

— Да, попасть в реестр. На польской службе. 

Многие думают, что казаки так уж сильно стояли за Православие. Я сомневаюсь в их честности, они просто вынуждены были его защищать, чтобы иметь поддержку в простом народе. Хотя в то же время они грабили всю Молдавию, монастыри грабили, только ветер стоял как грабили. В монастыре Иоанна Новосочавского они ж все разграбили, даже мощи пришлось от них увозить во Львов. Потому что мы понимаем, что в казачестве старшины были разных национальностей: и евреи, и англичане, и немцы. 

— И татары. 

— И татары. Кто принимал православную веру, балакал, как говорится, по-малоросcийски, сразу становился… 

— Мог записаться. 

— Мог записаться в этот Орден. То есть они были в Ордене, имели свои интересы. Вот читал тут недавно о кубанском казачестве. Там, написано: мы, казаки, потомки Золотой Орды, всю жизнь ненавидели русских князей и презирали русских мужиков (гречкосеев), потому что они у нас степь воровали. Естественно, мужик распахивал степь, а за мужиком приходил его помещик. Чей мужик распахал — того помещика земля, а за ним приходило уже и государство. Естественно, ареал обитания казаков уменьшался, и потому у казаков была такая двоякая задача: с одной стороны, надо было отстаивать свои права против поляков, для этого нужно было использовать какие-то силы, но силы двух-трех-десяти тысяч казаков ничего не решали против регулярной армии польской или татарской. Для этого нужно было использовать мужиков, которых поднимали на бунт. Мужики воевали, одной силой были, потому было удобно. Иногда даже мужиков подставляли, потому что лишний приплод мужиков-малороссов грозил расселением их на казацкие земли. Казаки всегда контролировали прирост населения. Как только прирост становится больше, они видят, что все, земля пошла у них распахиваться, они сразу придумывали какую-то войнушку через Польшу или через Турцию, чтобы уменьшить собственно количество мужика. Потому что мужик был опасен в первую очередь для казаков, а не для поляков. 

Да, вот Дорошенко торговал своими же, с Мазепой они торговали своими же людьми. И Сирко, когда поймал Мазепу на территории теперешней Кировоградской области, поймал его там с людьми, 36 человек, которых Дорошенко дарил татарскому хану, а Мазепа их отвозил. Собственно, Сирко хотел его убить сразу, на этом же месте за такое: как, он своими  людьми торгует, супостат! Это вот теперешний украинский герой. 

— Атаманский кооператив. 

— Да, теперешний украинский герой торговал своими же людьми. Если мы видим в истории, что торговали иноплеменниками, то здесь-то торговали своими, вот что самое страшное. Ни в одной стране такого нету, чтобы торговали своими людьми местные богатеи, чтобы вот так вот массово. Конечно, всякое бывало, но такого, чтобы со своими хуже обходились, чем с чужестранцами! Только вот в казачестве это и процветало, потому что казаки— всегда были Орден. И даже бойня была, чтобы вот записаться, в этот реестр попасть. Они там, получается, места себе не находили, если в реестр не попадут. 

— Нету зарплаты. 

— И еще вот такой прецедент, это вот у Башилова я читал, интересные такие данные, и в принципе, с ними надо соглашаться. Потому что, оказывается, соединение Великороссии и Малороссии в теперешнем таком украинском месте — Тернополь. Скажите вот теперь тернопольчанам теперешним, что ваши пращуры собственно и объединили Малую Русь с Великой Россией, они сказали: мы пойдем ногами в Россию. Казаки не хотели опять же особо, им очень прекрасно жилось. Хотел соединения народ простой, а без этого народа казаки были ноль. Был такой Иван Богун, который искал все, как купить у поляков шляхетство, его идея-фикс была в жизни: стать польским шляхтичем. Конечно, этот человек не хотел никакой России, потому что в России шляхта не покупалась. Купить ее было невозможно, ее можно было только или заслужить, или родословную иметь, чего ни у одного казака не было. Никаких таких регалий, с которыми они могли бы стать полезными царю. И они это прекрасно понимали, но народ уже довели до крайности. Читаешь: Богдан Хмельницкий заградотряды ставил по правому берегу Днепра, чтобы не уезжали в Московию, потому что кто ж кормить эту вольницу будет. Значит: война войной, а обед по расписанию. И получается — кормить-то некому, и потому ставили заградотряды. Правый берег-то остался голым. 

— Да, там чуть ли не полками уходили. 

— И Слободанщина — это чисто московское царство. Почему вообще она принадлежит этому государству, если это чисто московская земля? Отдала ли бы Англия Шотландию каким-нибудь нормандцам с Франции или каким-нибудь гугенотам? 

— Причем сейчас часто можно встретить такое «украинское» мнение: что, мол, вот у нас нету газа и нефти, как у России, вот России повезло, а если бы у нас были бы, мы бы еще более были бы успешны. То есть мы как бы и без этого успешны. Вот в той же Малороссии и Слободанщине те же украинские казаки жили долгие годы, и никому не пришло в голову освоить эти земли. 

— Совершенно верно. Но вот живя там, гарцевали на конях и за двести лет не построили ни флота, ни государства— почему? Потому что это был Орден. А если Орден является государством, вот все эти орденские государства, будь то Тевтонский орден, будь то небольшая Мальта, — все временно, потому что не может быть государство Орденом. Это группка, которая управляет просто низами. Государство должно быть телом народа. И верхушка должна быть плоть от плоти народа. И вот это только возможно в монархическом, в семейном сознании. Казацкая старшина не может быть отцом нации. 

— Ну, такой выскочка. 

— Да, так вот что в Тернополе произошло: вот, оказывается, галичане собственно и соединили. А почему? Преп. Иов Почаевский родом из Покутья, то есть из теперешнего так называемого супербандеровского логова; и оттуда родом наш русский святой. Смотрите, какая мутация. 

— Лавру основал. 

— То есть эта земля дала и великих святых, и великих негодяев. И опять, заметьте, все равно это русские люди, даже в украинцы которые записываются — это мутанты! Но тем не менее это мутанты на русской крови, и Запад прекрасно понимает, что это те же русаки, только предатели. Вот как Иуда поступил в свое время, принес сребреники обратно, ну и что ему дали? 

— Конечно, он ведь не перестал быть иудеем. 

— Все, он предал Христа, но при этом потом хотел расскаятся, но уже было поздно. Да, и вот это событие, в Тернополе которое произошло в 1653 году, по-моему, в ноябре это произошло, собственно, и решило этот союз. Это действительно происходит логично, почему именно галичане на тот момент были за соединение с Россией. Потому что только Галиция еще осталась православной, она упиралась в горы и имела под боком православную Валахию, то есть имела этот глоток воздуха — связь с греческими патриархами через Валахию, через Молдавию, через Болгарию. 

— Поддержание Православия, да? 

— Поддержание Православия. И неудивительно, простые люди считали себя православными до 1900-х годов, пока не узнали, что такое Уния. Когда мужики-галичане поехали в Америку на заработки, я читал их письма: «Какой-то мы собачьей веры. Нас ни католические попы не исповедуют, ни православные попы. Говорят: мы ни той веры, ни той. Что у нас за вера собачья? Люди добрые, вы разберитесь там на месте. Оказывается, мы не православные, мы и не католики, какие-то недоверки». Это мужики писали. После этого началась экспансия греко-католических священников в Америку. 

Так вот, возвращаясь к теме. Галиция имела свою обедневшую шляхту. И я согласен с Башиловым, что русские войска легко взяли Белоруссию, буквально за короткое время все взяли, Киев, Волынь взяли. А Львов, где были запорожские казаки, — там ни пяди земли мы не получили от поляков, где собственно выступал Богдан Хмельницкий. Он даже отговаривал галичан от подчинения Московскому Царю. А почему, спрашивается, в чем интерес был у казаков? Чтобы Галиция была не присоединена к России? А интерес-то в том был, что там остались конкуренты казаков, именно обедневшие Рюриковичи, обедневшие галицкие роды, которые бы сошлись с Романовыми, и, конечно, полетели бы и поляки с русских земель. 

... читать всю статью ...

... ... ...
Посмотришь на бандеровцев, у них там убитых триста тысяч поляков, 180–200 тысяч местного населения своих же людей, а сколько военных там уничтожили, сколько тысяч? Тысяч сорок. То есть бандеровцы были созданы не как армия, а как карательная организация для своего же населения. Есть данные, что Абакумов, бывший начальник контрразведки СМЕРШ, выявил всю эту тайную связь бандеровцев с Хрущевым, Кагановичем, собственно Каганович тоже с Украины, то есть связи эти были выявлены. Ведь было поручено Хрущеву это движение уничтожить, но он не смог. Спрашивается: он не смог или не хотел? И то, что все бандеровцы потом прошли через оккупацию, и то, что за ними потом все гонялись. Самое смешное, что вот было Антоновское восстание в 1921 году. Так там сразу все потравили газами: раз-два и никакого. Значит, выгодны были советской власти бандеровцы, была от них, как говорится, какая-то польза, конечно была. Потому что запугать население — какая разница под каким лозунгом, главное — кровь пустить, чтоб боялись. Боялись бандеровцев, пошли к коммунистам. То есть у людей не стало третьей стороны, которая ни туда и ни туда. Все смешалось: ты или в бандеровцы или в коммунисты: там безбожники-католики, а там безбожники-коммунисты. То есть православных всех разодрали на куски, то есть православному негде было спастись. Геноцид Православию был с двух сторон, и ночью и днем. Бандера убил тысячу православных священников на такой маленькой территории. Чем он лучше Сталина? Тем, что меньше убил? Так у него и территория меньше была и времени меньше было. И банда меньше была. А то, что Бандера— это феномен был, потому что все население не пошло в бандеровцы, а сейчас любого жителя Западной Украины называют бандеровцем, а там пострадало сколько людей, убивали, вырезали целые села. 

Дед еще рассказывал: как только пришел с армии, сразу тук-тук-тук! Форму давай! За формой охотились советского солдата. Спрашивается: зачем вам нужна была форма? А потому что переодевались целыми полками в красную армию и шли население расстреливать под видом войска НКВД. Это достоверный факт. А люди говорили: вот пошла русская дивизия! Своих же расстреливали, там же собралась вся нечисть Советского Союза. Там все полицаи с Пскова, с Новгорода, грузины, армяне. Я читал книгу одного бандеровца: все там были, то есть это был чистый интернационал. Правая рука Бандеры был еврей по национальности, то есть это не было национальным движением, как хотят сейчас показать. Бандеровцы — бандитская группировка, которая пыталась как-то напоследок еще побольше с собой на тот свет душ забрать, но потом все эти бандеровцы вдруг стали коммунистами. Сын бывшего полицая, например, становится директором школы, коммунистом, потом, когда все это прошло, получает пенсию как коммунистический учитель и как участник бандеровского движения, то есть две пенсии получает! Что, разве КГБ этого не знало? 

— Ну и заключительные фразы такие, подводящие итог. 

— Подводящий итог такой: нормальным православным малороссам надо каяться в своем украинстве. Украинцы нужны только как ярые русофобы, и в другом качестве Запад их видеть не захочет никогда. А самостийная Украина имеет смысл только как русофобское государство.


25 июля 2007 г.

Tags: Украина, история, казаки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments