October 28th, 2014

РУСЬское артельное государство

высокопоставленный иностранный военный, вероятно, советник, получивший серьезные ранения

Хоть что-то хорошее, а то надоело уже всё это дерьмо.

https://vk.com/strelkov_info?w=wall-57424472_25976 Сводки от ополчения Новороссии
Вчера в 23:35
27.10.14. Сообщение от блогеров.

"Поступила информация, что сегодня утром силы ополчения залпом из БМ-21 накрыли группу украинских военных, осуществляющих рекогносцировку окрестностей Донецка. Среди пострадавших, согласно полученным данным, высокопоставленный иностранный военный, вероятно, советник, получивший серьезные ранения.
Косвенным подтверждением этого сообщения стала потрясающая скорость, с которой его эвакуировали, бросив на месте раненных украинских офицеров. Ими занялись только после того, как VIP-раненый был вывезен с места обстрела."
РУСЬское артельное государство

Как Стрелков И.И. поучаствовал в организации цивилизованной коррупции и пресечении демократии

http://el-murid.livejournal.com/2055767.html дал ссылки на интервью Вячеслав Пономарёва для REGNUM: Пока Славянск воевал, в Донецке «отжимали» транспорт и квартиры
27.10.2014 04:13
Из которого мы видим, как и Стрелков с Бородаем успели поучаствовать "в деле Суркова" по организации цивилизованной коррупции и пресечению народовластия.

http://www.regnum.ru/news/polit/1858546.html

В это время мы уже переместились в областную администрацию. А там на каждом этаже был свой командир, общего руководства не было никакого. Они собирались, о чём-то договаривались, люди несли еду, тут же на каждом этаже пьянство… Для нас это было дико. Мы решили, что если нас будут штурмовать тут, то мы окажем сопротивление. Но на очередном совещании мы услышали, что нас планируют разоружить и сдать СБУ. Я сказал, что этот бедлам мы защищать не будем, и пусть они перебьют друг друга сами, разговаривать тут не с кем. И мы покинули это здание, сели по своим машинам и разъехались по домам. В итоге мы разуверились в так называемом движении НОД, поскольку не понимали, с кем в Донецке вообще можно разговаривать.
...
В первый день прибежала Неля Штепа и начала говорить: ребята, вы молодцы, я с вами. Она всегда отличалась склонностью к показухе, но своё дело знала чётко — как выбить из бюджета деньги и положить их себе в карман. И тут же вечером от Стрелкова к нам пришла информация, что Штепа договорилась с людьми из «Правого сектора», что она проведёт их в город и приведёт 60-70 человек с оружием в здание исполкома. В итоге вечером мы взяли здание исполкома под контроль — до этого оно было фактически открыто, там находился один сторож. И Неля пропала. Мы продолжили активно строить укрепления. На следующий день мы провели «народное вече», где собравшиеся жители города поддержали меня и выбрали народным мэром г. Славянска.

Изначально все оргвопросы мы решали сообща. Мы собирались с командирами, выносили общее решение и только тогда начинали что-то делать. В тот же день у меня состоялся разговор со Стрелковым. Он представился полковником ФСБ в отставке.Я как бывший военный, зная подчинение старшему, фактически переподчинил ему все силы ополчения городов, с которыми ранее взаимодействовал. Мы определились так: он занимается военными вопросами обороны города, я — вопросами жизнеобеспечения мирного населения города. При этом я оставил у себя в подчинении часть народной дружины Славянска, которая охраняла здание исполкома.
...

http://www.regnum.ru/news/polit/1860357.html#ixzz3HKHKQj4V

А чтобы не нагнетать обстановку, офицерам я сказал, что они могут себя считать моими гостями, и что я отвечаю за их безопасность.

К этому времени у меня уже сложились хорошие отношения с миссией ОБСЕ. Мы продуктивно пообщались, и они попросили отпустить офицеров. Я поднял вопрос об обмене. К тому моменту уже был арестован мой помощник Игорь Перепечаенко. Я предложил начать разговор о том, чтобы освободить его и Павла Губарева. Миссия ОБСЕ выразила своё согласие и заявила, что будет выяснять этот вопрос по своим каналам. Таким образом, нашими действиями был инициирован процесс освобождения Губарева и Перепечаенко. 3 мая 2014 года офицеры, гостившие у меня, благополучно отправились по домам. Приезжал представитель России Лукин — я, честно говоря, так и не понял, зачем он приехал. То же самое и с Царёвым, который явно хотел пропиариться. Он привёз гуманитарку — пол-"Газели" макаронных изделий, пообещал еженедельно оказывать помощь, но в итоге больше от него в Славянск ничего не приходило — брехло, одним словом. Я передал офицеров Марку Этерингтону (как представителю миссии ОБСЕ) в присутствии Лукина, и все убыли в Донецк, где они с Тарутой устроили брифинг. Всем было сказано — благодарим товарища Лукина и товарища Таруту за усилия по освобождению офицеров. Но один из присутствовавших там корреспондентов спросил: не кажется ли вам, что нужно указать и на заслуги мэра Славянска Вячеслава Пономарёва в освобождении этих офицеров? Тут они стушевались и сквозь зубы признали, что да, мол, поучаствовал.
..
Мы находимся на своей земле, и мы не хотим видеть здесь профашистски настроенной власти, укронацистов и иностранных наёмников, которые в это время уже воевали на стороне Украины под Славянском. У нас уже были первые пленные иностранцы. На стороне хунты воевали три ЧВК: «Академи» и «Грейстоун»(США) и польская ASGS OTAGO. В результате радиоперехвата стало понятно, что американцы (их подразделение стояло на Краснолиманском повороте) в основном обслуживали артиллерию и непосредственно в боестолкновениях не участвовали. К этому времени мы уже захватывали их оружие, в том числе экспансивные боеприпасы, запрещённые Венской конвенцией. «Укропами» также использовались кассетные и фосфорные боеприпасы.

Изначально американцы воевали на стороне украинцев по таксе $500 в день. Позже, в начале июня, когда у нас уже появились танки, они сказали: «Мы сюда приехали на сафари и за такие деньги воевать не будем». И их подразделение, человек 80, просто снялось и ушло, побросав палатки и снаряжение. Остались только поляки. Но когда американцам стали платить по $1000-1500 в день, они, вернувшись, принялись обстреливать город из гаубиц. Там были два негодяя с позывными «Буффало» и «Рокко», которые клали снаряды очень точно. Если украинские военные стреляли довольно-таки посредственно, то эти попадали вполне точно. Мне об этом неоднократно говорили командиры подразделений.

...
Очень плохо была поставлена работа с гуманитарной помощью, поступавшей ополчению. Снаряжение и гуманитарка доходила к бойцам на передовой без должного контроля. У нас была заместитель командующего по тылу с позывным «Вика-Вика», есть данные, что она организовала разворовывание гуманитарки и реализацию медикаментов по аптекам, продуктов — через рынки. Позже, уже в Донецке, она была арестована. В начале мая Стрелков настойчиво посоветовал мне работать и согласовывать свои действия с Владимиром Павленко. Он работал в исполкоме начальником отдела соцобеспечения и труда, но не выполнял своих обязанностей, редко бывал на аппаратных совещаниях. На мои возражения и данные о непорядочности этого человека Стрелков не отреагировал. В основном Павленко пропадал в Донецке у Бородая (бывший премьер-министр ДНР Александр Бородай — ИА REGNUM). Стрелков дал мне номер Бородая, сказал, что он назначен из Москвы и с ним нужно связаться. Я созвонился с ним и поговорил. Никаких конструктивных предложений не поступило, так себе, разговоры ни о чём. Бородаю было сказано, что те люди, которых они назначают в парламент ДНР от Славянска, не имеют на то полномочий, в том числе и Павленко. Позже, когда в Донецк прибыл «Абвер», был вскрыт ряд фактов — в частности, гуманитарка, предназначенная именно для Славянска, оседала в подвалах областной администрации в Донецке. Воровство было ужасное. То, что пытались приписать мне, они все делали сами.

Вообще те, кто называл тогда себя «правительством ДНР», — это люди, которые тупо разворовывали гуманитарную помощь, денежные средства, которые собирали россияне и жители дальнего зарубежья. Славянск воевал, а в это время в Донецке «оплотовцы» и люди из «Востока» отжимали транспорт, переписывали на себя предприятия и квартиры. Есть данные, что идёт торговля углём с «укропами», продаётся металл, поступающий из России бензин реализуется через заправки. Гуманитарка приходит и реализуется через рынки и магазины, медикаменты — через аптеки. В общем, бардак, вот и моё отношение к ним было соответствующее.

...
Когда я разговаривал с Бородаем, он сообщил, что они готовят проект конституции. Я предложил ему ознакомиться с нашим проектом, так как мы, как я уже говорил, с самого начала проводили работу по всем направлениям. Я пытался разговаривать с этими «управленцами», дать им знать, что предназначавшаяся для нас помощь оседала в Донецке. Добровольцев, которые шли в Славянск, туда не пускали, они также оседали в Донецке. Мы пытались добиться справедливости. Я привык, что люди отвечают за свои слова, но тут я видел обратное. Случилось то, чего мы опасались больше всего, — в наше народное движение вмешалась проститутка-политика. Нас тупо использовали в угоду политическим и финансовым интересам. То, что мы подняли в Славянске, было прямо противоположно тому, что происходило в Донецке.

Так как финансирования города не было, средства мне поступали от моих интервью — были телеканалы, которые платили деньги. Из этих денег я выплачивал единовременную помощь семьям погибших, на эти же средства лечились ребята в госпиталях Донецка. На связи у меня был главный хирург Донецкой области, у нас были очень хорошие отношения, поэтому вопросы решались быстро. Ко мне также приходили бизнесмены и говорили: «Слава, мы знаем, что ты ничего себе не возьмёшь», — и давали деньги для нужд города. На момент ареста у меня денег оставалось 100 долларов и 743 гривны.
...
Павленко всё это время, не поставив в известность меня как председателя исполкома, ездил в Донецк и общался с Бородаем. До меня дошла информация, что на пенсионное обеспечение людей, которые не получили пенсию, будет выделено 28 млн гривен. Я понял, что эти средства скоро будут получены и что мы сможем раздать их пенсионерам. Я дал указание Павленко делать списки, и на следующий день он мне их принёс. Я глянул и увидел, что половина этого списка состоит из уехавших, половина — из «мёртвых душ». В итоге десятого числа я был арестован, и на моё место был назначен Павленко — бывший работник СБУ, который, по моим данным, находился на связи с «той стороной». Он взял себе в помощники Фридона Векуа, который сейчас сдаёт всех, кто был с нами связан. А ещё раньше мной поднимался вопрос о его задержании, так как он был связан с сотником «евромайдана» и советником СНБО Олегом Котенко, но я не был услышан. Да, и 11 июня Павленко получил всё-таки деньги от Бородая, но, как известно, к пенсионерам и матерям с детьми эти деньги не пришли. Павленко сейчас прячется в Белоруссии, запросил там гражданство.

Когда «укропы» зашли в Славянск, всех людей, которые нас поддерживали, пропустили через подвал СБУ. Проводилась массовая вербовка — так поступала во время Великой Отечественной войны немецкая разведка. А потом повылазили все «мыши» — начали сдавать всех людей, которые работали с нами и помогали нам. Началось сведение счетов. Сейчас украинцы завезли туда по программе переселения много беженцев, не прижившихся в центральных и западных областях, много людей из Донецка, из Мариуполя, из Горловки. Они занимают чужие квартиры и дома.