РУСЬское артельное государство (igor_mikhaylin) wrote,
РУСЬское артельное государство
igor_mikhaylin

Category:

1940-41 От Маркса до Паулюса.Создание ударной группировки

пишет http://maxpark.com/community/14/content/3134170 Айзен Тайчо

В истории Отечественной войны есть одна малоизвестная деталь.

Дело в том что оперативный план "Барбароса" отнюдь не был первым оперативным планом разработанным дла нападения на СССР,а само нападение планировалось осенью 1940 года.
Гитлер считал что англичане быстро заключат перемирие(или мир),он повернет на СССР и быстро закончит войну на востоке.
Но Англия проявила упорство и план в итоге сорвался.Вот что это было.


НАМЕРЕНИЕ
21 июля Гитлер категорически заявил: «Русская проблема будет разрешена наступлением.

Следует сухопутными силами Германии Браухич получил приказ подготовить план войны против СССР, учитывая, что нападение будет предпринято через 4–6 недель после окончания сосредоточения войск.
»
Именно на этом совещании в государственном масштабе было утверждено решение о нападении на Советскую страну.
Впервые вопрос о войне с СССР был поставлен на почву оперативных расчетов.
Здесь же главнокомандующий 0 дивизий.
Герман Гот, командовавший в ходе нападения на СССР 3-й танковой группой, в своих мемуарах «Танковые операции» отметит, что 29 июля 1940 г. начальник штаба 18-й армии (этот пост занимал ранее генерал-лейтенант Маркс – автор самого первого плана нападения на СССР) был вызван в Берлин, «где получил задание разработать план операции против России».
Гот писал:
«В это время,Гитлеру, который собирался начать наступление на Россию еще осенью (осенью 1940-го), доложили, что сосредоточение и развертывание войск вдоль восточной границы займет от четырех до шести недель…
31 июля Гитлер изложил свои намерения более конкретно и заявил, что охотнее всего начал бы наступление на Россию уже в этом году.
Но этого нельзя делать, так как военные действия захватят и зиму, а пауза опасна; операция имеет смысл только в том случае, если мы разгромим русское государство одним ударом»

Герман Гот
О том же генерал Типпельскирх:
«Начало военных приготовлений можно проследить с лета 1940 г. В конце июля, прежде чем был дан приказ о воздушном наступлении на Англию, Йодль сообщил одному из своих ближайших сотрудников о том, что Гитлер решил готовить войну против Советского Союза.
Эта война должна была начаться при всех обстоятельствах, и тогда будет лучше вести ее в рамках уже ведущейся войны; во всяком случае, необходимо к ней подготовиться.
Вначале даже обсуждалась возможность начать новую войну еще предстоящей осенью (т.е. в 1940). Однако при этом пришлось бы столкнуться с непреодолимыми трудностями, связанными со стратегическим сосредоточением, и такую мысль пришлось вскоре оставить»
Только ограниченность во времени – немцы не успевали произвести стратегическое сосредоточение для агрессии против СССР – удержало их от нападения на Советский Союз в 1940 г.
Проще говоря--решение о нападении на СССР было принято еще летом 1940 года.Все остальное были техническими разработками.
СОЗДАНИЕ УДАРНОЙ ГРУППИРОВКИ
Летом и осенью 1940 г. верховное командование германского вермахта начало усиленно перебрасывать в Польшу, поближе к советским границам; свои войска. Против СССР Гитлер планировал бросить 120 дивизий, оставив на Западе, во Франции и Бельгии, а также в Норвегии 60 дивизий

С этой целью улучшалась железнодорожная сеть в Польше, ремонтировались старые и прокладывались новые пути, устанавливались линии связи.
Сразу же после разгрома Франции три гитлеровские армии группы фон Бока — 4, 12 и 18-я — численностью до 30 дивизий были направлены на Восток, в район Познани
Из 24 соединений, входивших в состав 16-й и 9-й армий группы «А», предназначавшихся для удара по Англии по плану «Морской лев», 17 были переброшены на Восток
В Польше был развернут штаб 18-й армии, объединившей все немецкие войска на Востоке. Только за период с 16 июля по 14 августа было передислоцировано более 20 немецко-фашистских дивизий, совершавших походные марши по загадочной кривой.

Они шли из Центральной Франции к побережью Ла-Манша и Па-де-Кале, а затем через Бельгию и Голландию в Германию и далее в Польшу, к границам Советского Союза. Однако все станет предельно ясным, если учесть, что гитлеровское командование, осуществлявшее эти загадочные марши, преследовало единственную цель: прикрыть подготовку Германии к нападению на Советский Союз.

По немецким данным, к 20 сентября 1940 г. из Франции к границам СССР, в Восточную Пруссию, Польшу, Верхнюю Силезию, было переброшено около 30 дивизий
Для ведения войны против СССР немецкое командование формировало новые пехотные, танковые, моторизованные дивизии.
Поскольку для Германии с осени 1940 г. решающей задачей стала подготовка войны против Советского Союза, 12 октября 1940 г. был отдан приказ о прекращении всех мероприятий по подготовке плана «Морской лев" до весны 1941 г.
Танковые, мотомеханизированные и пехотные дивизии, включая дивизию отборных головорезов «Мертвая голова», а также террористический аппарат Гиммлера, которые предназначались для десанта в Англию, в конце лета и осенью 1940 г. были погружены в вагоны и двинуты к границам Советского Союза.


Подготовка к нападению на СССР велась с немецкой пунктуальностью. Оперативно-стратегические планы разрабатывались весьма тщательно и всесторонне. Были ^написаны десятки тысяч страниц, начерчены тысячи карт, схем. Опытнейшие фельдмаршалы, генералы, офицеры генштаба методично разрабатывали агрессивный план Вероломного нападения на социалистическое государство, занимавшееся мирным, созидательным трудом.

Неторопливость и продуманность этой подготовки свидетельствуют о том, что фашистская Германия не опасалась нападения со стороны СССР, а легенды германских политиков, генералов, «историков» о «превентивной войне» Германии против СССР — просто фальсификация и ложь.
После совещания у Гитлера в Бергхофе Э. Маркс 1 августа 1940 г. представил Гальдеру первый вариант плана войны против СССР. В основу его была положена  идея «молниеносной войны». Маркс предложил сформировать две ударные группировки, которые должны были продвинуться на линию Ростов-на-Дону — Горький — Архангельск, а в дальнейшем до Урала. Решающее значение отводилось захвату Москвы, что приведет, указывал Маркс, к «прекращению советского сопротивления»

На осуществление плана разгрома СССР отводилось всего 9–17 недель.
После сообщения Кейтеля о недостаточной инженерной подготовке плацдарма для нападения на СССР Йодль 9 августа отдал совершенно секретный приказ «Ауфбау ост». В нем намечались следующие подготовительные мероприятия: ремонт и сооружение железных и шоссейных дорог, казарм, госпиталей, аэродромов, полигонов, складов, линий связи; предусматривалось формирование и боевая подготовка новых соединений
К концу августа 1940 г. был составлен предварительный вариант плана войны фашистской Германии против СССР, получивший условное наименование план «Барбаросса
План Маркса обсуждался на оперативных совещаниях с участием Гитлера, Кейтеля, Браухича, Гальдера и других генералов. Был выдвинут и новый вариант — вторжение в СССР силами 130–140 дивизий; окончательная отработка его была возложена на заместителя начальника генерального штаба сухопутных сил генерал-полковника Паулюса. Целью вторжения было окружение и разгром советских частей в западной части СССР, выход на линию Астрахань — Архангельск


Паулюс считал необходимым создать три группы армий: «Север» — для наступления на Ленинград, «Центр» — на Минск — Смоленск, «Юг» — с целью выхода на Днепр у Киева. Начатая в августе 1940 г. разработка предварительного плана «Барбаросса», по свидетельству генерала Паулюса, закончилась проведением двух военных игр.


В конце ноября — начале декабря 1940 г. в генеральном штабе сухопутных сил в Цоссене под руководством Паулюса были проведены эти большие оперативные игры.
На них присутствовали генерал-полковник Гальдер, начальник оперативного отдела генерального штаба полковник Хойзингер и специально приглашенные старшие штабные офицеры из ОКХ.
Фельдмаршал Паулюс на Нюрберском трибунале свидетельствовал
«Результат игр принятый за основу при разработке директив по стратегическому развертыванию сил «Барбаросса», показал, что предусмотренная диспозиция на линии Астрахань — Архангельск — дальняя цель ОКВ — должна была привести к полному поражению Советского государства, чего, собственно, в своей агрессии добивалось ОКВ и что, наконец, являлось целью этой войны: превратить Россию в колониальную страну»
По окончании военных игр, в декабре, состоялось секретное совещание у начальника генерального штаба сухопутных войск, использовавшего теоретические результаты игр с привлечением отдельных штабов армейских группировок и армий, ответственных за развязывание агрессии против СССР.
На нем были обсуждены вопросы, не разрешенные в ходе военных игр.


В конце совещания выступил со специальным докладом начальник отдела иностранных армий «Восток» полковник Киндель. Он дал подробную экономическую и географическую характеристику Советского Союза, а также Красной Армии, хотя реально не мог оценить ее подлинную силу.
Паудюс свидетельствовал:
«Выводы докладчика, — заслуживающий внимания противник, что сведений об особых военных приготовлениях не было и что военная промышленность, включая вновь созданную восточнее Волги, была высокоразвитой»
Как отметит Типпельскирх, это по сути был первый шаг к стратегическому развертыванию германских вооруженных сил против Советского Союза. В июле же начинается и непосредственная разработка планов нападения на СССР.
Интересно следующее замечание Типпельскирха, относящееся к началу разработки германских планов восточной кампании:
«Известная до сих пор группировка сил противника, а также независимые от этого общие соображения позволяли предположить, что русские отойдут не дальше Днепра и Западной Двины, потому что при дальнейшем отступлении они уже не смогут обеспечить защиту своих индустриальных районов.
Исходя из этого планировалось ударами танковых клиньев помешать русским создать сплошной фронт обороны западнее указанных рек»
Т.е. те сведения о советской группировке, которыми обладали немцы в момент начала разработки планов войны против СССР, отнюдь не вызывали у них опасений относительно того, что они могут подвергнуться военному удару с востока.
Наоборот, они исходят из того, что русские будут отступать, и размышляют над тем, как не позволить Красной армии отступить слишком далеко – чтобы разгромить ее в приграничных сражениях. Генерал Маркс
О том же говорится и в самом первом проекте плана операции «Ост», разработанном начальником штаба 18-й армии генерал-майором Марксом, пользовавшимся по словам Гота, «особым авторитетом» у Гитлера.
ПЛАН МАРКСА
5 августа 1940-го генерал Маркс представил свой проект.Ныне этот документ расекречен в 90-е годы,международным фондом «Демократия», "Документы",кн.1, стр. 232-233;
В первых же его строках заявлялось:
«Цель кампании — разгромить русские вооруженные силы и сделать Россию неспособной в обозримое время выступить противником Германии». И ни слова о том, что существует угроза советского нападения и что кампания призвана его предотвратить. Наоборот! В документе черным по белому записано: «Русские не окажут нам услуги своим нападением на нас».
Но не окажут русские такой услуги, не страшно – немцы нападут и сами.
Как будет вести себя противник (т.е. советские войска) в ответ на германское нападение? Генерал Маркс изложил свои соображения: «Мы должны рассчитывать на то, что русские сухопутные войска прибегнут к обороне, наступательно же будут действовать только авиация и военно- морские силы, а именно подводный флот.
Поэтому ведение войны со стороны Советской России будет заключаться в том, что она присоединится к блокаде (Германии).

С этой целью вероятно русское вторжение в Румынию, чтобы отнять у нас нефть. Поэтому следует рассчитывать как минимум на сильные налеты русской авиации на румынские нефтяные районы.
С другой стороны, русский не сможет, как в 1812 г., уклониться от любого решения на поле боя. Современные вооруженные силы, насчитывающие 100 дивизий, не могут отказаться от источников своей силы. Следует предположить, что русские сухопутные войска займут для борьбы оборонительную позицию в целях защиты Великороссии и Восточной Украины»
После откровенного указания генерала Маркса, что «русские не окажут нам услуги своим нападением на нас» (т.е. немцы изначально исходили из того, что агрессорами будут они, а Советскому Союзу отводили роль жертвы агрессии), совершенно очевидно: любые прогнозы германских стратегов о возможных действиях РККА – это размышления об ответных, защитных действиях с советской стороны.

Генерал Маркс
И, само собой, вполне законных и естественных для страны, подвергшейся нападению агрессора.
Это к тому, что Резун довольно часто муссирует тему «советской угрозы румынским нефтяным полям» — дескать, бедный и несчастный Гитлер, зависевший от поставок горючего из Румынии, боялся, что СССР эти поставки перережет.
Но мы видим — из размышлений самих же немецких стратегов, при каких обстоятельствах могло произойти нечто подобное — «русское вторжение в Румынию, чтобы отнять у нас (немцев.) нефть» — лишь в случае (и при условии) нападения Германии на СССР.
О том, что немцы совершенно не опасались никакого удара со стороны СССР – даже упреждающего (!), даже в ситуации, если в Москве разгадают агрессивные намерения Германии, свидетельствует и тот непреложный факт, что германским войскам, сосредотачивавшимся у советской границы, даже не ставились задачи на тот случай, если РККА ударит первой.
Германские стратеги в принципе не рассматривали такой вариант и совершенно его исключали!
И это при том, что концентрацию советских войск немцы отмечали и воспринимали этот факт как ответные, оборонительного характера, меры СССР.
Например, командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал фон Бок 27 марта 1941 г. запишет в дневнике:
«Состоялась встреча в штаб- квартире ОКВ по вопросу выступления против России… Никакого решения по поводу издания необходимых инструкций на случай неожиданного наступления русских на границе в секторе группы армий принято не было.
Хотя такое развитие событий представляется маловероятным, мы должны быть готовы к любым неожиданностям, так как всякая попытка наступления в направлении германской границы несет угрозу сосредоточенным там огромным запасам амуниции, продовольствия и вооружения, предназначенным для обеспечения запланированной нами операции»
Как видим, фон Бок, хотя и считает «маловероятным» какое-либо неожиданное наступление Красной армии, все-таки считал бы нужным перестраховаться – надо, мол, быть готовым «к любым неожиданностям».
Что, в общем, и логично. Но даже и в перестраховочных целях никаких соответствующих (по прикрытию границы на случай советского нападения) инструкций ОКВ германским войскам не дает – готовьтесь-де спокойно к реализации плана «Барбаросса», не отвлекайтесь на «маловероятные» сценарии (а ОКВ, видимо, имело основания считать советское наступление и вовсе невероятным), не забивайте голову лишними проблемами.


Так что весь резунизм можно отправлять на свалку...


РАЗРАБОТКА ОКВ
Все советские приграничные округа (на западе страны) получили от своего командования приказы обеспечить прикрытие границы на случай германского нападения немецким группам армий аналогичных задач не ставили.
Как говорится, почувствуйте разницу! Так немцы «боялись» советского нападения.
Прелюбопытнейший документ – «Стратегическая разработка оперативного отдела ОКВ по подготовке и проведению кампании против СССР».
Начальником оперативного отдела ОКВ был Альфред Йодль, являвшийся и главным военным советником Гитлера по оперативно-стратегическим вопросам.
Датирован документ 15 сентября 1940 г..
В числе целей кампании против СССР мы опять не встречаем и намека на «угрозу советского вторжения», которую следовало бы предотвратить. Вообще ни одного слова о том, что Советский Союз замышляет нечто против Германии.
«Целью кампании против Советской России, — говорилось в документе, — является: стремительными действиями уничтожить расположенную в западной России массу сухопутных войск, воспрепятствовать отводу боеспособных сил в глубину русского пространства, а затем, отрезав западную часть России от морей, прорваться до такого рубежа, который, с одной стороны, закрепил бы за нами важнейшие районы России, а с другой — мог бы послужить удобным заслоном от ее азиатской части».
К этой стратегической разработке оперативного отдела ОКВ прилагалась карта, которая схематически показывала «группировку сил русских сухопутных войск по данным на конец августа 1940 г.».
Быть может, в группировке советских войск «на конец августа 1940 г.» было нечто угрожающее для Германии?
Нет. Никаких угроз советская группировка – в момент, когда немцы уже даже не принимают решение (это произошло еще в июле 1940-го), а полным ходом разрабатывают свои планы предстоящего нападения на СССР — для Германии не представляла.
Что же волнует германских военных стратегов?


А волнует их, что в СССР могут разгадать агрессивные немецкие замыслы и перегруппировать свои силы таким образом, что не удастся реализовать вышеозначенный замысел: «уничтожить расположенную в западной России массу сухопутных войск, воспрепятствовать отводу боеспособных сил в глубину русского пространства». Только это беспокоит немцев.


В документе ведомства Йодля (впоследствии повешенного по приговору Нюрнбергского трибунала) говорилось:
«Следует, однако, учесть, что именно в России трудно получать более или менее достоверную информацию о нашем будущем противнике. Еще менее надежными будут эти данные о распределении русских сил к тому времени, когда по ту сторону границы обнаружат наши агрессивные намерения. На данный момент распределение русских сил может еще носить на себе следы предшествующих событий в Финляндии, лимитрофах и Бессарабии».
Как видим, в своих документах для внутреннего пользования немцы уже в 1940 г. не стесняясь именовали себя агрессорами.
Итак, в оперативном отделе ОКВ предполагали, что в СССР заметят «агрессивные намерения» немцев. И это вполне резонные предположения: совершенно скрыть подготовку к мероприятию таких гигантских масштабов, как нападение на Советский Союз, дело из разряда фантастики.
По крайней мере, надо быть готовым к тому, что в СССР агрессивные немецкие замыслы будут раскрыты. И вот на этот случай в ведомстве Йодля составили 3 варианта возможных действий СССР:
«I. Русские захотят нас упредить и с этой целью нанесут превентивный удар по начинающим сосредотачиваться у границы немецким войскам.
II. Русские армии примут на себя удар немецких вооруженных сил, развернувшись вблизи границы, чтобы удержать в своих руках новые позиции, захваченные ими на обоих флангах (Балтийское и Черное моря).
III. Русские используют метод, уже оправдавший себя в 1812 г., т.е. отступят в глубину своего пространства, чтобы навязать наступающим армиям трудности растянутых коммуникаций и связанные с ними трудности снабжения, а затем, лишь в дальнейшем ходе кампании, нанесут контрудар».
А далее были высказаны соображения германских стратегов по каждому из возможных вариантов ответных действий СССР.


ТРИ ВАРИАНТА
Вот об этих трех вариантах и стоит поговорить,они очень важны.
«Вариант I. Представляется невероятным, что русские решатся на наступление крупных масштабов, например, на вторжение в Восточную Пруссию и северную часть Генерал-Губернаторства, пока основная масса немецкой армии не скована на длительное время боевыми действиями на другом фронте.
Видимо, на это не будут способны ни командование, ни войска. Более вероятны операции меньших масштабов. Они могут быть направлены либо против Финляндии, либо против Румынии…»
Т.е. в Германии не только не опасались советского нападения, но немцам представлялось «невероятным», что Советский Союз решится на упреждающий удар даже когда поймет, что стоит перед лицом германской агрессии.
И этот прогноз оперативного отдела ОКВ оправдался. Когда советские военные станут утверждаться во мнении, что Германия планомерно сосредотачивает свои силы против СССР, у них возникнет идея нанесения превентивного (упреждающего) удара.
Но что считали немыцы юолее вероятным?


Наиболее вероятным представлялось немцам, что СССР станет действовать по варианту «II», т.е. когда РККА примет «на себя удар немецких вооруженных сил, развернувшись вблизи границы». Т.е. упорной обороной будет удерживать новую границу (с присоединенными Прибалтикой, Западной Белоруссией и Украиной, Бессарабией). «
Это решение, — говорилось в документе ОКВ, — представляется наиболее вероятным, поскольку нельзя предположить, что столь сильная военная держава, как Россия, без боя уступит свои богатейшие, в том числе и недавно завоеванные области».


И в рассуждении по поводу данного варианта было сказано:
«Если русские остановятся на варианте II, то расположение их сил будет, видимо, иметь известное сходство с теперешним. При этом скорее всего еще более крупные силы сосредоточатся на территории Русской Польши, а главные резервы останутся в районе Москвы, что обусловлено уже хотя бы структурой русской железнодорожной сети».
«Для нас такое решение, при котором противник уже на раннем этапе примет бой крупными силами, было бы благоприятным потому, что после поражений в приграничных сражениях русское командование вряд ли сможет обеспечить организованный отход всей армии», — добавляли германские стратеги.


В данном документе – составленном отнюдь не советскими пропагандистами и не советскими историками, а самими немцами – содержится и прямой ответ на многочисленные резуновские «недоумения» по поводу «зачем такая большая концентрация советских войск на границе?»

Немцы прекрасно понимали – зачем и почему.
Потому что (отвечаю словами германских стратегов) «русские армии примут на себя удар немецких вооруженных сил, развернувшись вблизи границы, чтобы удержать в своих руках новые позиции, захваченные ими на обоих флангах (Балтийское и Черное моря)».


Немцы достаточно хорошо просчитали ход мыслей советского военно-политического руководства. И планировали свое нападение, исходя из этого оказавшегося точным прогноза (по второму варианту возможных действий РККА, представлявшегося им «наиболее вероятным»).
Наконец, вариант III – если РККА будет действовать по образцу русской армии 1812 г. – характеризовался немцами как крайне неблагоприятный для них (что и понятно: он означал затяжную войну). Но в то же время как маловероятный.
В ОКВ отмечали:
«Если русские будут заранее строить свой план ведения войны на том, чтобы сначала принять удар немецких войск малыми силами, а главную свою группировку сконцентрировать в глубоком тылу, то рубежом расположения последней севернее Припятских болот может быть скорее всего мощный водный барьер, образуемый реками Двина (Даугава) и Днепр. Этот барьер имеет разрыв шириною всего приблизительно в 70 м – в районе южнее Витебска. Такое неблагоприятное для нас решение следует также учитывать как возможное. С другой стороны, совершенно невероятно, что южнее Припятских болот русские без боя оставят почти незаменимые для них области Украины», .
Итак, еще раз подчеркнем: ни в момент, когда немцы принимали решение о нападении на СССР, ни когда в Германии уже полным ходом шло планирование будущей агрессивной войны против Советского Союза такой мотив, как защита от советской агрессии, отсутствовал напрочь.
Отсутствовал напрочь и все.


31 июля 1940 г. Франц Гальдер опять делает записи по итогам очередного совещания у Гитлера, уже принявшего решение о том, каким образом «силой заставить Англию пойти на мир» (как выражался Гитлер на вышеупоминавшемся совещании в Бергхофе от 13 июля 1940-го) — разгромить Россию и установить полную гегемонию Германии в Европе.
«Надежда Англии — Россия и Америка», — пояснял Гитлер своим военачальникам.
Но, добавлял он, если надежда на Россию отпадет, то англичанам не придется надеяться и на Америку — «ибо отпадение России в неприятной мере усилит значение Японии в Восточной Азии, Россия — восточноазиатская шпага Англии и Америки против Японии». Любил Гитлер эти аналогии со «шпагой».
Россия, подчеркивал Гитлер — это тот фактор, на который более всего ставит Англия. Однако если Россия окажется разбитой, то «последняя надежда Англии угаснет». И тогда перспективы куда как заманчивые: «Властелином Европы и Балкан тогда станет Германия». Ну а упорствующей Англии придется с этим смириться.

Отсюда вывод:
«с Россией должно быть покончено», причем «чем скорее будет разгромлена Россия, тем лучше». Гитлер устанавливает и контрольный срок: весна 1941 года


РЕШЕНИЕ ПРИНЯТО
15 октября 1940-го Франц Гальдер фиксирует в военном дневнике мысли Гитлера, высказанные в ходе совещания в Бреннере — высокогорном местечке на австро-итальянской границе, после аншлюса Австрии – германо-итальянской.
В Бреннере Гитлер часто проводил деловые встречи (например с Муссолини) и совещания.


Данное совещание проходило спустя две недели после заключения Берлинского пакта (известен также как Пакт трех держав 1940 г., или Тройственный пакт).
"27 сентября 1940-го в Берлине Германия, Италия и Япония подписали соглашение сроком на 10 лет, содержавшее обязательства относительно взаимопомощи между данными державами, кроме того, разграничивались зоны влияния между странами Оси при установлении «нового порядка» в мире. Германии и Италии предназначалась ведущая роль в Европе, а Японии — в Азии.
Фюрер высказывает уверенность, что война «выиграна», а доведение ее до полной победы есть «лишь вопрос времени». Причина стойкости Англии, говорит Гитлер, заключается в двойной надежде: на США и СССР. Но Америке, говорит он, фактом заключения Тройственного пакта «сделано предупреждение», США поставлены «перед перспективой ведения войны на два фронта». Соответственно, американская помощь Англии будет ограничена.
Надежда Англии на Советский Союз, продолжает Гитлер, тоже не оправдывается. При этом, замечает он, «невероятно, чтобы Россия сама начала с нами конфликт"


Что, впрочем, не останавливает фюрерав разработке планов нападения на Советский Союз.
5 декабря 1940-го Гальдер запишет:
«Заметки о совещании у Гитлера 5.12 1940… Если Англия будет вынуждена просить мира, она попытается использовать Россию в качестве «меча» на континенте…
Вопрос о гегемонии в Европе решится в борьбе против России»
Снова никакой «советской угрозы». СССР рассматривается как фактор, который (по мысли Гитлера) будет играть роль при заключении мира с Англией.


Если СССР присутствует в качестве игрока на континенте – мир с Англией будет менее выгодным.
Если же СССР вывести из игры – Англии ничего не останется, как признать германскую гегемонию в Европе.
13 декабря 1940 г. — совещание с начальниками штабов групп армий и армий.
«В первой половине дня, — пишет Гальдер, — обсуждение под руководством Паулюса проблем операции на Востоке».
Таким образом полным ходом обсуждается план войны против Советского Союза. Быть может, к тому обязывает обострение военно-политической обстановки на советско-германской границе, растущая угроза с востока?
Ничуть. Даже наоборот.


Гальдер пишет:
«Военно-политическая обстановка: Наши оценки основаны на высказываниях фюрера». Что же это за оценки? Например: «Россия, на которую возлагают (имеется в виду в Лондоне.) надежды, что она не потерпит единоличного господства Германии на континенте.
До сих пор никакого результата в этом смысле». Т.е. каких- либо угроз для Германии от СССР не исходит. Однако…
Однако «Россия — затрудняющий фактор». Что этот фактор «затрудняет»? Все то же: «Решение вопроса о гегемонии в Европе упирается в борьбу против России»
Т.е. наличие России само по себе (вне зависимости от ее намерений) – это проблема и «затрудняющий фактор». И этого достаточно.
Поэтому хотя у Гитлера «до сих пор» и нет оснований для опасений со стороны востока — через 5 дней он подписывает известную директиву №21, план «Барбаросса» (Weisung Nr.21. Fall Barbarossa).


8 — 9 января 1941 г. в Бергхофе Гитлер проводит большое совещание с главнокомандующим сухопутными войсками в присутствии начальника штаба верховного главнокомандования вооруженных сил, начальника штаба оперативного руководства ОКВ, начальника оперативного отдела генштаба сухопутных войск и 1-го обер-квартирмейстера (т.е. первого замначальника генштаба), начальника оперативного отдела главного командования военно-морских сил и начальника генштаба военно- воздушных сил.

16 января 1941 г. Гальдер записывает в дневнике:
«О докладе фюрера 8-9.1 в Бергхофе… Отдельные моменты: Цель Англии в войне? Англия стремится к господству на континенте. Следовательно, и разгромить нас она будет пытаться на континенте. Значит, я [Гитлер] должен быть на континенте настолько сильным, чтобы эта цель никогда не могла быть достигнута. Надежда Англии: Америка и Россия…
Мы не сможем окончательно разгромить Англию только путем высадки десанта (авиация, флот). Поэтому мы должны в 1941 году настолько укрепить свои позиции на континенте, чтобы в дальнейшем быть в состоянии вести войну с Англией (и Америкой)…
Россия:
Сталин умен и хитер. Он будет все время увеличивать свои требования. С точки зрения русской идеологии победа Германии недопустима. Поэтому решение: как можно скорее разгромить Россию. Через два года Англия будет иметь 40 дивизий. Это может побудить Россию к сближению с ней»
И снова мы не видим такого мотива, как «угроза советского нападения». Гитлеру не нравится, что «умный и хитрый» Сталин пытается использовать сложившиеся на тот момент обстоятельства в интересах СССР.
Но более примечательно указание Гитлера на сроки, когда, по его мнению, мог бы сложиться опасный для Германии англо-советский альянс: «через два года». Нетрудно высчитать, когда данная (и на тот момент чисто гипотетическая) ситуация могла бы сложиться: в начале 1943-го.


Т.е. Гитлер фактически признавал, что до 1943-го угрозы с востока нет.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Немецкое командование разработало план и стратегию нападения на СССР еще летом 1940 года и тогда же начало создавать ударную группировку войск на границе с СССР.
Немцы нисколько не боялись СССР,их волновал только вопрос как СССР ответит на аррессию.
Сами они приняли решение задолго до самой агрессии..


Tags: ВОВ, СССР, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments