РУСЬское артельное государство (igor_mikhaylin) wrote,
РУСЬское артельное государство
igor_mikhaylin

Categories:

Святой Валаам стал адским тупиком: жителей насильно изгоняют с острова (часть 1)

реституция православных "жертв репрессий"

Оригинал взят у sell_off в Святой Валаам стал адским тупиком: жителей насильно изгоняют с острова (часть 1)

Святой Валаам стал адским тупиком: жителей насильно изгоняют с острова


Церковь начала распоряжаться имуществом и жизнями граждан

3 августа 2017 в 19:46


«Я стояла под дулом пистолета, который направлял на меня келейник наместника. Мы праздновали день рождения на природе, и он ворвался к нам с оружием. Я только и успела спросить: «А как же человеколюбие? Как же заповедь «не убий?» «Нет никаких для вас заповедей, потому что вы здесь все оккупанты», — крикнул он мне. Ребята едва-едва смогли его успокоить. И было это еще в 96-м году...», — художница Светлана Стрельникова живет на Валааме двадцать с лишним лет, последнее время практически на нелегальном положении. Как многие здесь.

Архипелаг Валаам. Любимое место отдыха президента и патриарха. Чужие здесь не ходят. Но что же за страсти кипят сегодня на этом святом для каждого русского сердца и души клочке земли?

Маленькая монашеская община — человек семьдесят, не более.

Армия гастарбайтеров, вольнонаемных и волонтеров, обслуживающая этих смиренных нестяжателей. Толпы туристов, что несут пожертвования в паломническую службу монастыря. И несколько десятков человек на положении крепостных.

Вместе с постройками и культовыми сооружениями Валаама этих людей государство, получается, тоже подарило Русской православной церкви.

И та теперь распоряжается не только их имуществом, но и жизнями...


Святой Валаам стал адским тупиком: жителей насильно изгоняют с острова
фото: Екатерина Сажнева

Сейчас этих людей вышвыривают из их квартир на Валааме с судебными приставами, объявляют бомжами, дом, в котором они все вместе еще недавно жили, так называемая Зимняя гостиница, странным образом сгорел в прошлогоднюю Пасхальную ночь... «Валаам очистился от скверны. Это был святой огонь, в котором сгорели бесы», — быстро крестясь, искренне заявила нам одна из служительниц здешней обители.

Вина всех этих людей заключается лишь в том, что они были прописаны на острове, а некоторые здесь же и родились, отдали ему всю свою жизнь, здоровье и силы; сами они не монахи, но и не хотели бы никуда отсюда уезжать. Здесь их дом, воспоминания, их родина.

Но это все не важно, потому что на месте прежнего жилья — той самой сгоревшей и восставшей из пепла после ремонта Зимней гостиницы — должен быть открыт духовно-просветительский центр «Валаам», федеральная смета расходов на строительство которого составляет по документам 322 200 000 рублей.

90 миллионов рублей уже уплачено за якобы добровольное переселение оставшихся жителей Валаама.

Если бы не эти упрямцы, ни в какую не желающие покидать остров...

Фанерный тупик, 7а. Погорельцы в эту «потемкинскую деревню» ехать не хотят — в доме нет даже отопления.

Послания из АДа

«Если будет возрождена монашеская жизнь, нам потребуются многие руки. Мы с удовольствием будем готовы с ними сотрудничать, и они помогут нам в воссоздании Валаамского монастыря. Жить нам в одном доме, в одной стране», — черно-белая пленка еще тех, позднесоветских времен, говорит Алексий, митрополит Ленинградский и Новгородский, народный депутат СССР. Очень скоро он станет патриархом Алексием Вторым и еще более возвеличит Валаам.

Здесь будет построена его, патриаршая, северная резиденция. Тут же, во Владимирском скиту, поставят деревянный сруб и для нового Президента России. Путинская яхта красуется на глади Ладожского озера, неподалеку от каменных стен Валаамского ставропигиального монастыря, подчиненного непосредственно нынешнему патриарху Кириллу и управляемого его наместником, епископом Панкратием.

Увидеть вблизи первую яхту страны можно, если наплевать на запретную табличку «проход не благословляется», подлезть под нее и, как и местные рыжие кошки, коих в монастыре великое множество, пойти гулять по берегу потаенными тропами куда глаза глядят.

А глядят они на благолепие белоснежных соборов и золотые луковицы церквей, уши слышат чудный колокольный перезвон, а я будто воочию представляю, как первые монахи сошли на землю Валаама менее чем тридцать лет назад. В 1989-м. Впервые после тех, кто во время войны, когда остров отошел СССР, повесил замок на дверях опустевшей обители.

Пароход «Володарский» привез сюда 16-летних курсантов школы юнг и боцманов. Остров в Ладожском озере стал базой советских моряков, пережил оккупацию, победу, дом ветеранов в послевоенное время, танцы по выходным в Спасо-Преображенском соборе... В 1961 году Валаам был объявлен заказником живой природы и истории Карельской АССР.

А в 1979-м Совет министров РСФСР принял постановление об организации Валаамского историко-архитектурного и природного музея-заповедника, начались реставрационные работы. «Когда сейчас церковь заявляет, что именно при ней и произошло восстановление храмов на Валааме, она, мягко говоря, лукавит», — объясняет Филипп Мускевич, бывший сотрудник ныне закрытого и навсегда разогнанного музея-заповедника. Вместе с семьей, женой и двумя дочками в 2008 году по искам Валаамского монастыря он был одним из первых выселен из жилья, предоставленного государством на праве социального найма. В никуда. Скитался, жил у друзей...

Но все это будет после, потом, как страшный сон...

А в 1989-м десант православных иноков, почитавших себя правопреемниками прежних монахов, высадился на Валааме. «Встречали их хлебом-солью, поселили в местной гостинице, кормили, поили. Дело происходило поздней осенью, замерзшие они были, продрогшие, жалко их стало очень. Мы, женщины, брали исподнее и монахов обстирывали, своими руками зимой полоскали им рясы в Ладожском озере», — не может сдержать эмоций 55-летняя Любовь Баранова, сама уроженка Валаама. Ее мать, простую воронежскую девчонку, в 14 лет привезли на этот остров работать в доме ветеранов. Никто не спрашивал, хочет она этого или нет, привезли — так вкалывай, так же как спустя полвека никто не поинтересовался у ее дочери Любы, хочет ли она покидать Валаам. Женщина смахивает слезу со щеки, я своими вопросами явно разбередила так и не зажившую в душе рану. Мы встретились с Любой в крошечном приграничном городке Сортавале, к которому по российским законам все еще приписан Валаам. Не как монастырь, а как обыкновенный поселок. Два в одном. Когда нужно, здесь действует монастырская воля и власть, когда нужно — обыкновенная, светская полиция, суд, служба судебных приставов...

В Сортавалу по церковным искам и решению суда ныне пытаются выселить и последних валаамских обитателей.

Вот уже два года, как Люба не была на малой родине. «Чужим стал этот остров, я и не узнаю его. Ничего не поделаешь, мы сами себе выкопали яму... Сами на народном сходе написали когда-то в совет Республики Карелия просьбу о восстановлении Валаамского монастыря, сами проголосовали единогласно».

Были, правда, отдельные прозорливые личности, которые высказывали опасения, что «была у зайца избушка лубяная, а у лисы — ледяная, и вот попросилась однажды лиса к зайчику пожить, да зайца-то и выгнала»...

«Несмотря на то что церковь заявляет себя полноправной хозяйкой острова, это не так. Ей принадлежат только здания и сооружения, расположенные на Валааме объекты культа, но земля острова по-прежнему числится за государством», — продолжает Филипп Мускевич.

Да вот только какой от этого толк?

Все постройки острова давно переданы монастырю, монастырь же со временем создал несколько коммерческих структур, действующих от его имени, одна из этих контор — ООО «Служба эксплуатации недвижимости и территорий», чье сокращение читается как «СЭНТ» (англ. — «святой»), — как раз и занимается выселением еще оставшихся жителей острова из помещений, принадлежащих церкви, то есть отовсюду.

Ко многим местным приходят квитанции от этой организации, а в правом верхнем углу, там, где расположена серия документа, стоят две буквы, образующие страшное даже для неверующего человека слово — «АД».

фото: Екатерина Сажнева
Варвара Сергеева лично написала патриарху Кириллу о своей беде.

Плата за веру

«Первыми насильственно депортировали самых уважаемых людей — ученых, исследователей, историков, которые написали очень много книг об острове, которые действительно могли рассказать, с чего все начиналось на Валааме, — все они оказались в черном списке», — качает головой экскурсовод Ирина Смирнова.

Ирина встречает меня на причале Монастырской бухты. Прежде чем мы пойдем гулять по острову, она забирает мои тяжелые сумки, для того чтобы спрятать их у кого-то из друзей. Она не может сказать, у кого именно. Как и рассказать, где тайно ночует сама. Это чревато неприятностями для людей, временно ее приютивших. Ирина на Валааме — вне закона. Она бездомная. То есть бомж. И в тот день, когда я приехала на Валаам, ее вызвали в полицию, чтобы оштрафовать на две тысячи за отсутствие регистрации. Так и живет. И таких, как она, больше десятка: учительница Лена Михалева с несовершеннолетней дочкой, бывший сотрудник отдела природного парка, ликвидированного в мае 2017 года, Кирилл Смышников с семьей (с Кирилла еще и пытаются взыскать уплату коммунальных счетов за квартиру, в которой он никогда не жил, но куда его якобы переселили)...

Бывший супруг Ирины Смирновой был когда-то одним из самых известных летописцев острова — Олег Яровой, кандидат исторических наук, блестяще защитивший диссертацию на валаамской теме и написавший несколько книг по истории этих мест. Он тоже был изгнан с острова по решению суда.

«Мы работали вместе в государственном музее-заповеднике. Я занималась подготовкой гидов в Петрозаводске как методист. И сейчас вся схема экскурсий, которая была у нас, повторена Паломнической службой… Да нет, я бы не назвала это плагиатом, просто сами объекты показа диктуют определенную маршрутную схему».

Раньше здесь был «отдел научной пропаганды», занимавшийся экскурсиями. Сейчас все это находится в монопольном ведомстве Паломнической службы монастыря.

Семью Ирины, ее дочь и внучку, выселили тоже. И вообще без предоставления любого иного жилья, что категорически запрещено российским законодательством. Она, как ответственная квартиросъемщица, держалась до последнего (выиграла все суды), пока монастырь не решился пойти от очевидного-невероятного — начал доказывать, что Ирина не имеет права на здешнее жилье, потому что здесь... вообще не проживает. И значит, ее нужно лишить квартиры, выселить «в связи с непроживанием». Что и было сделано. Свершилось чудо! Ирины как бы и нет больше. Но и ехать ей некуда, и поэтому она так и остается на острове. «Не проживать». Уже лишенная всяких гражданских прав. Но для полиции, с ее административными штрафами, она вполне себе реальна и платежеспособна.

Деньги с божьей помощью делаются на всем. 120 человек привозит один катер, а рейсов на Валаам в день из Приозерска и Сортавалы бывает немало; подплывают к берегу и многолюдные теплоходы, посещение этого святого места входит во многие экскурсионные туры.

Номер в Игуменской гостинице с удобствами на этаже — а кто сказал, что за веру не нужно платить? — стоит четыре тысячи рублей за ночь. Причем оформляется это, судя по всему, не как проживание в гостинице, а как добровольное пожертвование обители, а пожертвования, как известно, налогом не облагаются. «И темное дело — куда и на что все это потом расходуется», — разводит руками Сергей Григорьев, бывший глава администрации Валаама. По его словам, налоговая служба Карелии просто не в состоянии проверить, как монастырь пополняет государственную казну, — она не имеет на это полномочий, так как юридически весь Валаамский монастырь зарегистрирован в Санкт-Петербурге; но и питерские налоговики тоже, оказывается, не могут посчитать доходы обители, ведь никакой деятельности в их регионе он не ведет — обращайтесь, мол, в Карелию.

«Вот и получается замкнутый круг, а вы говорите!» — вздыхает бывший глава поселкового совета.

Обычные же люди, остававшиеся на Валааме до последнего времени, и вовсе не имеют прав ни на что — даже приватизировать свои квартирки в так называемой Зимней гостинице, что в ХIХ веке принимала паломников из разных мест, а в ХХI стала последним пристанищем на условиях социального найма для последних жителей Валаама.

«У нас с сыном здесь была комната в 40 метров; когда нас решили оттуда выселить, то сказали так: 40 метров — это четыре гостиничных номера по 10 метров, вот и посчитайте, сколько мы на вас ежедневно теряем», — рассказывает 44-летняя Варвара Сергеева, еще одна жительница острова.

фото: Екатерина Сажнева
Филипп Мускевич, один из первых, кого выселили по суду еще в 2001 году.

На деревню патриарху Кириллу

Две недели назад Варвара Сергеева прославилась тем, что написала открытое письмо патриарху Кириллу. Это был жест отчаяния, крайний шаг, на который она решилась.

14 июля судебные приставы города Сортавалы взломали дверь в ее жилье в Зимней гостинице и вынесли оттуда абсолютно все: мебель, одежду, иконы... Сорваны были даже обои со стены. В отсутствие хозяев. Что незаконно. Притом что властям было известно, что Сергеева в больнице, в тяжелом состоянии. Где ее имущество находится сейчас, Варвара не знает, до нее дошел только список увезенных в неизвестность вещей.

В отличие от судебных приставов я быстро нашла Варвару в Санкт-Петербурге: она только что выписалась из больницы, где лежала с сердечными проблемами. И до сих пор еще мучается сильным надрывным кашлем, судя по всему, носящим неврологический характер. Ее сын Дима (инвалид по онкологическому заболеванию, которое в стадии ремиссии), пока она болела, оставался в городе у ее родителей. Да-да, сама Варвара уроженка Питера и вполне могла бы прожить здесь всю свою жизнь: ходить по музеям и консерваториям, любоваться Исаакиевским собором и Эрмитажем.

«Но у меня было ощущение, когда я впервые оказалась на Валааме, что я попала домой, что я хочу тут жить всегда. На Валааме — будто форточка в небо: что попросишь, то обязательно получишь», — объясняет мне Варвара.

— А что же вы не попросили, чтобы у вас не отнимали ваш дом? — довольно цинично интересуюсь у нее я.

— Я попросила. И я не считаю еще, что моя история закончилась...

«Ваше Святейшество, благословите! Простите, что вынуждена отрывать Вас от многих куда более важных дел, но, кроме Вас, обратиться за помощью и советом мне не к кому...»

Варвара из тех, кого можно назвать «воцерковленными» людьми. Ее чувство к Валааму было давним и взаимным. А она сама из тех его обитателей, которых при мне назвали «чистыми как слеза». Их обидеть — словно у ребенка отнять любимую игрушку. Впервые она попала на Валаам еще школьницей, в летние каникулы, и возвращалась туда вновь и вновь, пока не осталась навсегда. Узнав историю своей семьи, она, внучка расстрелянного священника, бесплатно шила облачение для первой братии — наверное, то самое, которое Люба Баранова потом отстирывала в ледяной Ладоге. Затем в монастыре появилась своя швейная мастерская, и в портняжных услугах Варвары с ее незаконченным высшим образованием музееведа — она уехала на Валаам, сорвавшись со второго курса, — монахи больше не нуждались. Тогда она наладилась строчить сувенирные сумки и рюкзаки для продажи туристам на причале Монастырской бухты. Чтобы хоть как-то зарабатывать на жизнь здесь. Чтобы только не уезжать.

Колокольчики из глины мастерил бывший сотрудник музея-заповедника Филипп Мускевич, картины рисовала профессиональная художница Светлана Стрельникова, когда-то устроившаяся на местную метеостанцию и тоже чудом вымолившая себе этот остров. Даже несмотря на то, что двадцать лет назад ее чуть не застрелил келейник наместника, назвав «оккупанткой» и потребовав, чтобы она убиралась с Валаама. «Я того человека простила, да он и сам потом прощения просил — когда заболел сильно, характер его изменился в лучшую сторону. Он уже уехал отсюда, называть его имя не стану», — улыбается Света.

Первые три года она просыпалась от ощущения полного и абсолютного счастья. Это были хорошие воспоминания. Плохие — когда в 2015 году, во время предыдущего своего визита на Валаам, патриарх Кирилл, увидев оживленную торговлю на причале Валаама, распорядился ярмарку закрыть, а торгующих разогнать — ибо не дело это, оказывается, зарабатывать на праведном месте.

До этого с 2004 года за аренду торговых участков брал плату непосредственно монастырь; куда она шла потом, люди не знают. А еще раньше деньги, полученные от арендаторов, поселок распределял на закупку дров, которыми бесплатно отапливались школа, больница, библиотека, детский садик. Теперь ничего этого на острове нет, все закрыто и заброшено, последней сгорела местная школа, которая, как и квартиры, располагалась в корпусе Зимней гостиницы.

фото: Екатерина Сажнева
Елена Михалева и Кирилл Смышников также выгнаны из своего дома.





Tags: РПЦ, власти РФ, капитализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments