РУСЬское артельное государство (igor_mikhaylin) wrote,
РУСЬское артельное государство
igor_mikhaylin

Политолог: никакого русского движения в Севастополе не было, всё русское движение было в Крыму

http://new-region-2.livejournal.com/64037212.html (фото Андрей Савельев) Политолог: никакого русского движения в Севастополе не было, всё русское движение было в Крыму

"Очень негативную роль для русского движения в городе сыграл ЧФ РФ"

Севастополь, Февраль 07 (Новый Регион, Михаил Рябов) - Руководство Украины не позволит Севастополю избирать мэра, но отнюдь не из-за опасения прихода к власти пророссийского политика. За всю новейшую историю в Севастополе, в отличие от Крыма, никогда не было по-настоящему мощной русской партии и лидеров. Об этом в интервью РИА "Новый Регион" рассказал севастопольский журналист и политический консультант Андрей Васильев.

Новый Регион: Политолог: никакого русского движения в Севастополе не было, вс. русское движение было в Крыму

Андрей Васильев

В 2004 году Васильев занимался проведением социологических исследований для штаба Виктора Януковича, с 2005 консультирует местную организацию БЮТа. Во время последней избирательной кампании Васильев провел в депутаты городского совета Михаила Брицына. Впоследствии его назвали "главной сенсацией выборов", поскольку 26-летний кандидат обошел председателя земельной комиссии горсовета Игоря Харченко, с которым был соперником на округе.

Злые языки говорят, что Брицын победил благодаря умело организованной системе раздачи продовольственных пайков. Однако сам Васильев уверяет, что залогом успеха стала "старая как мир, но часто игнорируемая технология: лично кандидат должен был дойти до максимально возможного числа избирателей".

"Новый Регион": Брицын, попав в горсовет, тут же примкнул к Партии регионов. Почему?

Андрей Васильев: К сожалению, из кандидатов, которые не представляли партии основного политического пула города, Михаил Брицын оказался единственным депутатом городского совета. Совет, еще более, чем в 2006 году, оказался разделен между партиями. Поэтому непартийной политической группы, в работе которой мог бы принять участие Брицын, в горсовете не могло быть создано. Вступление в ПР было единственной возможностью добиться реализации тех обещаний, которые он как кандидат-мажоритарщик давал избирателям. Есть основания предполагать, что в ближайшее время еще целый ряд депутатов из других партий окажутся в составе фракции Партии регионов. Первой может прекратить существование фракция "Сильной Украины", так как состоящие в ней бизнесмены не видят смысла находиться в составе фракции, которую возглавляет политик-пенсионер Иван Ермаков, чьи возможности лоббировать интересы своих депутатов в СГГА весьма сомнительны.

"Новый Регион": Почему левые партии, несмотря на прогнозы о росте их популярности в кризис, так и не смогли существенно увеличить свое присутствие в горсовете?

Андрей Васильев: За 20 лет бессменный лидер севастопольских коммунистов Василий Пархоменко уже успел порядком надоесть севастопольцам. Партия выглядит бледно, своих спикеров у нее нет, каких-то свежих идей тоже. Вся предвыборная кампания вертелась только вокруг критиканства власти. Чего-либо позитивного КПУ городу предложить не смогла. Многие севастопольцы помнят полную беспомощность Василия Михайловича на должности председателя городского совета.

Свою роль сыграл и тот факт, что наиболее массированный "черный PR" со стороны власти был направлен именно против Пархоменко и его бизнес-окружения.

"Новый Регион": После выборов партия "Русский блок" значительно снизила свою активность. Например, в 2010 году эта сила впервые за последнее время отказалась от проведения "Русского марша" в Севастополе. Это - результат влияния бизнесменов, которые прошли под вывеской "РБ" в горсовет? Кстати, весьма примечательно, что один из новоиспеченных "русскоблочников" Дмитрий Белик, выступая на своем телеканале, не указывает принадлежность к "РБ".

Андрей Васильев: Сегодня мы видим некоторое переформатирование русского движения, появление новых лидеров, отход от митинговщины и надежд получить денег из Москвы (что сразу ставило получающие такую помощь организации в зависимость от ЧФ и под бдительное око украинских спецслужб), попытки реализации собственных проектов. При всех неоднозначных оценках деятельности Геннадия Басова можно сказать, что именно он внес в русское движение в Севастополе небольшое оживление. Однако пока видно, что ему не хватает материальных, а, особенно, интеллектуальных ресурсов для того, чтобы играть более значительную политическую роль в городе, чем лидера маргинальной политической силы. Допустим, тот факт, что РБ издает газету, формат которой можно определить, пользуясь любимым словом депутата Геннадия Москаля "говномет", это дает ему некую узнаваемость и популярность среди определенной части электората, но не способствует росту электоральной базы. Все-таки в Севастополе очень много образованных людей, подозрительно относящихся к использованию в газете площадной брани и лексических оборотов, которые можно посчитать антисемитскими. Другой потенциальный кандидат на роль лидера русского движения - Дмитрий Белик смог проявить себя как хороший кандидат-мажоритарщик, которого знают и уважают на округе, но пока очень слабо проявил себя как политик городского уровня. Возможно, он будет расти, и пытаться создать свой политический проект или вернуться в Партию регионов, но интеллектуальный и креативный ресурс у него пока очень слабый.

"Новый Регион": Почему, при благодатной почве, в Севастополе "русская партия" никогда не выигрывает выборы?

Андрей Васильев: В годы расцвета крымского сепаратизма, я имею в виду, бурные 90-е, никакого русского движения в Севастополе не было. Все русское движение было в Крыму. Там были люди с гуманитарным и экономическим образованием, которые могли худо-бедно разрабатывать какие-то стратегические планы, концепции, проекты. Севастополь в то время играл в пророссийском движении Крыма две роли: 1) поставка активистов на митинги в Симферополь; 2) поставка электоральных ресурсов на выборах. Ни одного сколько-нибудь яркого лидера со своей креативной командой Севастополь в крымскую политику не выделил. Когда же Севастополь был отделен от Крыма, здесь остались организаторы митингов из числа продвинутых пенсионеров. Но эти люди не могли быть лидерами серьезных политических проектов, у них не было стратегического мышления. Очень негативную роль для русского движения в городе сыграл ЧФ РФ. Для кого-то это может оказаться открытием, но ЧФ не только военный и политический фактор влияния, но и большой бизнес-кластер со своими экономическими интересами в регионе (то есть, конечно, с экономически интересами отдельных лиц). С одной стороны, соответствующие флотские структуры пытались контролировать и использовать слабые пророссийские организации в своих целях. С другой, всегда поддерживали прочные "деловые контакты" с властью, которая концентрировалась в СГГА. С начала 2000-х годов появилась еще одна задача: давить те русские организации в городе, которые связаны с российской националистической оппозицией. Поэтому, допустим организации, которые хотели бы сохранить хорошие отношения с ЧФ, всегда должны были поддерживать действующую в России власть (не будем забывать, что в Севастополе достаточно много людей голосуют на российских выборах, и поддержка российской власти тут больше, чем в Чечне или Дагестане) и всячески уклоняться от участия в мероприятиях, которые могли бы счесть анти-путинскими, вроде того же "Русского марша". Тем самым, такие организации лишали и лишают себя наиболее идейного и активного мобилизационного ресурса.

"Новый Регион": Чем объяснить то, что в Севастополе не было крупных русских лидеров в 90-е, в отличие от Крыма?

Андрей Васильев: В Севастополе традиционно было мало людей с высшим гуманитарным образованием. То есть, людей, которые имели бы достаточно широкий горизонт знаний для того, чтобы генерировать концептуальные идеи. Средний активист российского движения середины 90-х был либо военнослужащим в среднем звании, т.е., человеком, который способен принимать тактические, но не стратегические решения, либо техническим специалистом ЧФ. Т.е. вывести и организовать людей на митинг, обеспечить явку на выборах они, будучи людьми привычными к дисциплине, могли, но разработать долгосрочную концепцию существования политического проекта в быстро меняющихся условиях оказались не в состоянии. В определенной степени здесь играла свою роль консерватиность и инертность военного мышления. Они все время ожидали какого-то приказа сверху. Также как в свое время белоэмигранты из Русского Общевойскового Союза (РОВСа), будучи людьми военными, надеялись на "весенний поход" против Советской власти, но не могли и не хотели заниматься анализом причин своего поражения и выработкой новой тактики борьбы с большевиками.

"Новый Регион": Вы говорите о том, что в Севастополе не было элиты, потому что в 90-е местная верхушка "сдала" Киеву право выбирать мэра, а в Крыму, якобы, напротив, были политики, способные мыслить стратегически. Но ведь можно вспомнить, что того же Леонида Грача обвиняют в сдаче Конституции Крыма ради договоренностей с Кучмой.

Андрей Васильев: Наверное, прав был Есенин, который говорил, что "большое видится на расстоянии". Грача в свое время много упрекали в том, что его Конституция АРК была сдачей позиций. Но по факту она показала свою дееспособность. Хотя бы тем, что именно благодаря ей, именно благодаря особому законодательному полю крымской автономии, в годы президентства Виктора Ющенко, Киеву не удалось провести в Крыму фактически ни одной инициативы, начиная от культурной программы украинизации и заканчивая борьбой с преступностью и коррупцией.

Здесь достаточно сравнить поведение крымских коммунистов во главе с Грачом и севастопольских во главе с Пархоменко в период их нахождения у власти в 1998-2002 годах. Если первые добились восстановления крымской Конституции пусть даже в урезанном виде, то вторые только держали свечки на похоронах местного самоуправления в Севастополе.

"Новый Регион": Экс-президент Виктор Ющенко незадолго до ухода озвучил идею возвращения Севастополя в состав АРК. Было бы это благом для города, или нет?

Андрей Васильев: В экономическом плане это бы означало полный крах остатков материального благополучия в городе, рост безработицы, социальной напряженности. Выделение Севастополя в отдельный регион из состава Крыма не только повышало статус местного чиновничества, но и давало городу возможность рассчитывать на определенные финансовые бонусы. Сегодня в экономической сфере город представляет из себя почти полный труп, основная часть средств в городской экономике появляется от незаконного распределения земли. Т.е., конечно, эти деньги не идут в бюджет, но в городской экономике в значительной своей части они остаются, что позволяет ей не испустить дух. Обратите внимание на структуру севастопольского бизнеса: один из главных его сегментов это юридические, нотариальные, консалтинговые конторы, фирмы по продаже недвижимости и т.д. Ну и плюс чрезвычайно раздутые штаты чиновного аппарата, разного рода военных. гражданских ведомств, МВД, налоговой, представительств госкомитетов. Это хоть как-то позволяет решить проблему занятости населения. Ведь работы в городе, кроме как для чиновников и обслуживающего персонала, нет. Даже пережившие 90-е годы предприятия продолжают закрываться. Например, в прошлом году прекратили производство основные предприятия легкой промышленности ЗАО "Трикотаж", ЗАО "Швейная фабрика Нины Ониловой" и другие.

Когда возможность продажи земли будет исчерпана, городу останется жить только на субвенциях, дотациях и прочих поступлениях из госбюджета. Присоединение же Севастополя к Крыму привело бы к тому, что значительная их часть оседала бы в Крымском бюджете и до города не доходила. Ведь крымские чиновники даже сейчас требуют, что часть средств за базирование ЧФ, которые направляются в Севастополь, уходила в Крымский бюджет, так как на территории АРК, также есть объекты ЧФ. Сейчас нужны не сомнительные эксперименты с изменением административного подчинения города, а концепция его развития в современных условиях.

"Новый Регион": Вернет ли Киев возможность избирать городского голову Севастополя?

Андрей Васильев: Однозначно нет. На протяжении многих лет, как минимум с 2002 года вопрос принятия закона "О статусе Севастополя" используется самыми разными политическими силами для банального троллинга избирателей, также как вопросы русского языка, выделения 10 соток земли каждому севастопольцу и так далее. Сегодня налицо стремление правящей партии добиться максимальной централизации системы государственного управления, выстроить "вертикаль власти". Поэтому ожидать принятия закона "О статусе Севастополя" в редакции, которая разрешала бы свободные выборы городского головы, не стоит. Скорее всего, наоборот. Действующая власть готовит административную реформу, в которой будет продолжено наступление на права местного самоуправления. Мы видим свертывание системы местного самоуправления в Киеве, попытку превратить Крымский Совмин в подобие областной госдаминистрации. На очереди могут оказаться города-миллионики, областные центры и "сладкие" города ЮБК, типа Ялты и Алушты. Кстати, они также состоят из нескольких населенных пунктов, как и Севастополь, поэтому аргументация для отмены там выборов городских голов уже обкатана. Наиболее вероятный вариант: в рамках административной реформы принятие такого закона "О статусе Севастополя", который полностью бы закреплял поражение в правах местного самоуправления в городе навсегда. Ни бизнес, ни городской политический бомонд Севастополя сегодня не проявляют никакой заинтересованности в восстановлении прав местного самоуправления. Одних устраивает сложившаяся ситуация, другие с ней смирились. Вспоминаю свой разговор в декабре 2004 года с лидером одной из самых русских и оппозиционных партий города. Когда я предложил ему выставить в качестве основного политического лозунга предвыборной кампании 2005-2006 для его политической силы вопрос нарушения прав севастопольцев в сфере осуществления местного самоуправления (ведь это тоже "русский" вопрос - именно в городе, где проживает самое большое число русских на Украине, власть отказывается предоставить право избирать мэра), он меланхолично заметил, что по этому вопросу надо посоветоваться с Иваном Ивановичем Куликовым. (зам главы СГГА по региональной политике в период второго президентства Леонида Кучмы - "НР").

"Новый Регион": Справедливы ли заявления некоторых украинских политиков о том, что, разрешив Севастополю избирать мэра, можно допустить приход к власти пророссийского сепаратиста?

Андрей Васильев: Вспомните 1994 год - время наибольшей электоральной активности пророссийски настроенных избирателей. Тогда на первых и единственных выборах городского головы первое место получил Виктор Семенов, вполне конформистский, про-киевский политик, председатель горсовета, второе Иван Ермаков, бывший до этого представителем Президента Украины в Севастополе. Главный пророссийский кандидат - адмирал Пенкин занял третье место с очень большим отрывом. Это при том, что всего за несколько месяцев до этого блок "Россия" получил 75% голосов в Севастополе и 10 из 11 мест от Севастополя в ВС Крыма. Так повелось, что Севастополь - замкнутый анклав с очень вялой политической жизнью. Поэтому в личных рейтингах из местных общественных деятелей всегда лидировали два политика или, вернее, два кресла: председатель СГГА (до 1994 - представитель президента) и председатель горсовета. Независимо от того, кто занимает эти кресла, их обладатели самые узнаваемые - а, значит, рейтинговые. Ни один из местных слабых и неавторитетных политиков русского или пророссийского толка никогда не имел сколько-нибудь значимой поддержки общественного мнения на уровне города. Конечно, можно предположить в случае выборов городского головы внешнее вмешательство. Однако опыта создания крупных успешных политических проектов на территории Севастополя под внешним управлением нет. Они либо решали небольшие тактические задачи ("Прорыв"), либо создавались для прикрытия чисто финансовых интересов определенных чиновников ("Российская община Севастополя"). Компетентность московских "специалистов по СНГ" у меня лично вызывает большие сомнения, а вот украинские спецслжубы за последние без малого 20 лет наработали большой опыт борьбы с сепаратистскими организациями.

"Новый Регион": А нужно ли самим жителям Севастополя право избирать мэра?

Андрей Васильев: Не вижу ничего хорошего в том, что, севастопольцы стали на Украине своеобразными "лишенцами", фактически пораженными в правах на осуществление местного самоуправления. Почему вопрос уборки мусорной кучи или переноса троллейбусной остановки на 10 метров должен решаться чиновником, назначенным из Киева? Результат такой политики по отношению к городу плачевен. С одной стороны исполнительная власть в лице СГГА превратилась в самодостаточную замкнутую структуру, никак не связанную с основной частью населения города.

Очень показателен тот факт, что все политические силы, связанные с именами предыдущих глав СГГА Леонида Жунько, Сергея Иванова, Сергея Куницына, всегда проваливались на выборах, не набирая даже 10% голосов. Это значит, что большинство жителей города органически не воспринимают назначаемую извне власть, независимо от того, какой политический вектор она представляет. С другой стороны, у севастопольцев растет апатия, инфантильность, исчезают стимулы ходить на выборы. Они не видят в этом никакого смысла, так как все равно все решают киевские назначенцы. В результате в городе так и не сформировалось то, что называется "гражданским обществом", которое было бы в состоянии отстаивание элементарные социальные права. Даже минимальный гражданский контроль за властью отсутствует.
Tags: Украина, русский вопрос
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment